Вскоре после захоронения Иисуса в пятницу после полудня, глава архангелов Небадона, находившийся в то время на Урантии, созвал свой совет воскрешения спящих волевых созданий и приступил к обсуждению возможного метода восстановления Иисуса. Эти собравшиеся сыны локальной вселенной, создания Майкиэля, делали это по собственной инициативе; Гавриил не собирал их. К полуночи они пришли к заключению о том, что создание неспособно сделать что-либо для содействия воскрешению Создателя. Они решили прислушаться к совету Гавриила, который сообщил им, что поскольку Майкиэль «отдал свою жизнь по своей собственной воле, он в силах взять её обратно соответственно своему собственному решению». Вскоре после заседания этого совета архангелов, Носителей Жизни и их многочисленных помощников по восстановлению созданий и обеспечению моронтийных форм, Персонализированный Настройщик Иисуса, под непосредственным началом которого находилось небесное множество, пребывавшее в то время на Урантии, обратился к сгорающим от нетерпения наблюдателям со следующими словами:
       «Ни один из вас не может хотя бы чем-то помочь вашему Создателю-отцу вернуться к жизни. Как смертный обитаемого мира, он прошёл через смерть, ожидающую всех смертных; как Властелин вселенной он продолжает жить. То, что вы наблюдаете, является смертным переходом Иисуса Назарянина от жизни во плоти к жизни в моронтии. Духовный же переход Иисуса был завершён в тот момент, когда я отделился от его личности и стал вашим временным управляющим. Ваш Создатель-отец принял решение пройти через весь опыт своих смертных созданий – от рождения на материальных мирах до естественной смерти, воскресения в моронтии и далее до статуса истинно духовного бытия. Вскоре вы станете свидетелями одной из фаз этого опыта, но вы не сможете участвовать в нём. То, что вы обычно делаете для созданий, вы не можете сделать для Создателя. Сын-Создатель заключает в себе способность посвящать себя в облике любого из созданных им сынов; он заключает в себе способность отдавать свою зримую жизнь и восстанавливать её; и он обладает этой властью благодаря прямому велению Райского Отца,  и я знаю, о чём говорю».
       После этих слов Персонализированного Настройщика каждый из них – от Гавриила до самой скромной херувимы – погрузился в волнующее ожидание. Они видели смертное тело Иисуса в гробнице; они замечали признаки вселенской активности своего любимого Властелина; и, не понимая этих явлений, терпеливо ждали дальнейшего развития событий.
       
       1.     Моронтийный переход
       
       В воскресенье в два часа сорок пять минут утра Райская комиссия инкарнации, состоящая из семи неопознанных Райских личностей, прибыла на место и сразу же расположилась у гробницы. Без десяти минут три из новой гробницы Иосифа начали исходить интенсивные вибрации, вызванные смешанной материально-моронтийной активностью, и в две минуты четвёртого в то воскресное утро 9 апреля 30 года н.э. воскрешённая моронтийная форма и личность Иисуса Назарянина покинули гробницу.
       Когда воскрешённый Иисус оставил свою погребальную гробницу, завёрнутое в полотняную ткань материальное тело, в котором он жил и трудился на протяжении почти тридцати шести лет, всё ещё спокойно лежало в нише гробницы таким, каким оно было похоронено Иосифом и его товарищами в пятницу днём. Не был сдвинут с места и камень, закрывавший вход в гробницу; нетронутой оставалась печать Пилата; солдаты по-прежнему несли караул. Храмовые стражники не покидали свой пост; римская стража сменилась в полночь. Ни один из этих дозорных не заподозрил, что тот, кого они караулят, уже взошёл к новой, более высокой форме существования, и охраняемое ими тело – эта сыгравшая свою роль и теперь ненужная внешняя оболочка – утратило какую-либо связь с покинувшей его и воскресшей моронтийной личностью Иисуса.
       Человечество медленно понимает то, что во всём личностном материя является лишь каркасом моронтии, и что и то, и другое представляют собой отражённую тень непреходящей духовной реальности. Сколько ещё пройдёт времени, прежде чем вы начнёте воспринимать время как движущийся образ вечности, а пространство – как мимолётную тень Райских реальностей?
       Насколько мы можем судить, ни одно создание этой вселенной и никакая личность другой вселенной не имели какого-либо отношения к этому моронтийному воскресению Иисуса Назарянина. В пятницу он отдал свою жизнь как смертный данного мира; в воскресное утро он взял её назад в качестве моронтийного существа системы Сатания в Норлатиадеке. В воскресении Иисуса есть многое, что мы не понимаем. Однако мы знаем, что оно произошло так, как мы рассказали, и примерно в указанное нами время. Мы можем также отметить, что все известные феномены, связанные с этим смертным переходом, или моронтийным воскресением, произошли там же, в новой гробнице Иосифа, где смертные материальные останки Иисуса лежали, завёрнутые в погребальные ткани.
       Позвольте нам окончательно прояснить концепцию воскресения Иисуса, сделав следующие заявления:
       1. Его материальное, или физическое тело не являлось частью воскрешённой личности. Когда Иисус покинул гробницу, его тело из плоти оставалось нетронутым в гробнице. Он появился из гробницы, не сдвинув закрывавших вход камней и не тронув печатей Пилата.
       2. Он не появлялся из гробницы ни в качестве духа, ни как Майкиэль Небадонский; не явился он и в виде Создателя-Властелина, в котором пребывал до своей инкарнации на Урантии в облике смертной плоти.
       3. Иисус вышел из гробницы Иосифа в той самой форме, в которой появляются моронтийные личности тех, кто в качестве воскрешённых моронтийных восходящих существ покидает воскресительные залы первого обительского мира этой локальной системы Сатании. И наличие мемориала Майкиэля в центре огромного пространства воскресительных залов первого обительского мира позволяет нам сделать вывод, что какое-то содействие воскресению Учителя на Урантии было оказано именно на этом, первом мире системы обительских миров.
       Восстав из гробницы, Иисус первым делом приветствовал Гавриила и велел ему оставаться главой исполнительной власти вселенной под началом Эммануила, после чего он передал своё  братское приветствие Эммануилу через главу Мелхиседеков. Затем он обратился к Всевышним Эдентии, с тем чтобы они просили От Века Древних подтвердить его переход из смертного состояния; и, обращаясь к моронтийным группам семи обительских миров, собравшимся здесь для приветствия своего Создателя, представшего перед ними в качестве создания их категории, Иисус  произнёс  свои первые посмертные слова. Моронтийный Иисус сказал: «Завершив свою жизнь во плоти, я хотел бы задержаться здесь ненадолго в переходном облике, чтобы полнее познакомиться с жизнью моих восходящих созданий и продолжить раскрытие воли моего Отца в Раю».
       Сказав это, Иисус дал знак своему Персонализированному Настройщику, и все разумные существа вселенной, собравшиеся на Урантии, чтобы присутствовать при воскресении, были сразу же отправлены исполнять свои обязанности во вселенной.
       После этого Иисус перешёл к общению на моронтийном уровне, во время которого его, как создание, познакомили с требованиями той короткой жизни, которую он решил прожить на Урантии. На это введение в моронтийный мир ушло больше часа земного времени, и оно дважды прерывалось желанием Иисуса пообщаться со своими бывшими товарищами во плоти, приходившими из Иерусалима, чтобы с удивлением заглянуть в пустую гробницу и обнаружить там то, что они считали доказательством его воскресения.
       Теперь смертный переход Иисуса – моронтийное воскресение Сына Человеческого – завершён. Учитель начал обретать опыт в качестве личности, занимающей промежуточное положение между материальным и духовным уровнями. И он сделал всё это благодаря своим собственным внутренним возможностям; ни одна личность не оказала ему какой-либо помощи. Теперь он является Иисусом моронтии, и в то время как он приступает к моронтийной жизни, материальное тело – его плоть – лежит непотревоженным здесь в гробнице. Солдаты всё ещё стоят на страже, и печать прокуратора на камнях остаётся нетронутой.
       
       2.     Материальное тело Иисуса.
       
       В десять минут четвёртого, пока воскресший Иисус дружески общался с собравшимися здесь моронтийными личностями семи обительских миров Сатании, глава архангелов – ангелов воскрешения – обратился к Гавриилу с просьбой забрать материальное тело Иисуса. Глава архангелов сказал: «Мы не можем участвовать в моронтийном воскрешении, которое является частью посвященческого опыта Майкиэля, нашего властелина, но мы хотели бы взять на себя заботу о его смертных останках, подвергнув их немедленному распаду. Мы не предлагаем своего метода дематериализации; мы лишь хотели бы воспользоваться процессом ускорения времени. Достаточно того, что мы были свидетелями жизни и смерти нашего Владыки на Урантии; небесное множество было бы избавлено от воспоминаний о мучительном зрелище – медленном разложении человеческого тела Создателя и Вседержителя вселенной. От имени небесных разумных существ всего Небадона я прошу дать мне право позаботиться о смертном теле Иисуса Назарянина и уполномочить нас приступить к его немедленному уничтожению».
       После совещания Гавриила со старшим Всевышним Эдентии архангелу-представителю небесных множеств было дано разрешение ликвидировать физические останки Иисуса так, как тот сочтёт нужным.
       Получив утвердительный ответ на свою просьбу, глава архангелов призвал к себе в помощники многих своих собратьев, а также многочисленных представителей всех категорий небесных личностей, и с помощью промежуточных созданий Урантии приступил к овладению физическим телом Иисуса. Это умершее тело являлось чисто материальным творением; оно было физическим и буквальным; его невозможно было удалить из гробницы так же, как воскресшее моронтийное тело, покинувшее опечатанный склеп. С помощью определённых вспомогательных моронтийных личностей, моронтийное тело может становиться то подобным духу, не взаимодействующим с обычной материей, то видимым, способным вступать в контакт с материальными существами, например смертными данного мира.
       Когда они приготовились удалить тело Иисуса из гробницы, чтобы достойно и почтительно ликвидировать его посредством практически мгновенного растворения, вторичным промежуточным созданиям было поручено откатить камни, закрывавшие вход в гробницу. Более крупный из этих камней представлял собой огромную круглую глыбу, похожую на мельничный жёрнов, который перемещался в пазу, вырубленном в скале так, чтобы его можно было откатывать и закатывать на место, открывая или закрывая вход в гробницу. Когда стоявшие в карауле еврейские стражники и римские солдаты в тусклом утреннем свете увидели, как этот огромный камень начинает откатываться от входа в гробницу как будто сам по себе – без каких-либо видимых причин, объясняющих такое перемещение, – их охватил ужас, и они в панике бежали оттуда. Евреи разбежались по домам, а позднее отправились в храм, где доложили о происшествии своему начальнику. Римляне бежали в крепость Антонии и доложили об увиденном центуриону, как только тот заступил на службу.
       Еврейские лидеры начали своё гнусное дело – полагая, что они могут избавиться от Иисуса, – с того, что предложили взятку изменнику Иуде; теперь, столкнувшись с этой обескураживающей ситуацией, они, вместо того чтобы наказать стражу, бежавшую со своего места, прибегли к подкупу своих стражников и римских солдат. Они заплатили деньги каждому из двадцати человек и приказали им говорить всем: «Ночью, пока мы спали, на нас напали его ученики и украли тело». И еврейские лидеры также торжественно обещали солдатам защищать их перед Пилатом, если правитель когда-нибудь узнает, что они получили взятку.
       Христианская вера в воскресение Иисуса всегда опиралась на факт «пустой гробницы». Что касается  факта, то гробница действительно была пуста, однако это не является истиной воскресения. Верно, что, когда прибыли первые верующие, гробница действительно была пуста, и этот факт, вместе с несомненным воскресением Учителя,  привёл  к рождению не соответствующего истине вероучения о том, что материальное смертное тело Иисуса восстало из могилы. Поскольку истина имеет отношение к духовным реальностям и вечным ценностям, её не всегда можно вывести в результате сопоставления очевидных фактов. Хотя отдельно взятые факты могут быть материально истинными, это ещё не означает, что сочетание групп фактов должно непременно вести к истинным духовным выводам.
       Гробница Иосифа была пуста не по причине воссоздания или воскрешения тела Иисуса, а потому что небесное множество получило согласие на просьбу произвести особую и уникальную ликвидацию тела, – возвращение «праха к праху» без временных задержек и без действия обычных, зримых процессов смертного тления и материального разложения.
       Смертные останки Иисуса претерпели такой же естественный процесс дезинтеграции на простейшие элементы, через который проходят все человеческие тела на земле, за исключением того, что в аспекте времени этот естественный способ разрушения был чрезвычайно ускорен и доведён до того предела, при котором стал практически мгновенным.
       Истинные свидетельства воскресения Майкиэля в своей сущности духовны, хотя это учение и подкрепляется показаниями многих смертных данного мира, которые встречали и узнавали воскресшего моронтийного Учителя, а также общались с ним. Прежде чем окончательно покинуть Урантию, он стал частью личного опыта почти тысячи человеческих существ.
       
       3.     Эпохальное воскрешение.
       
       В это воскресное утро, вскоре после половины пятого, Гавриил созвал архангелов и приготовился возвестить всеобщее воскрешение, завершающее Адамическую эпоху на Урантии. После того как огромное множество серафим и херувим, принимавших участие в этом великом событии, было расположено в должном порядке, моронтийный Майкиэль предстал перед Гавриилом и произнёс: «Как мой Отец имеет жизнь в себе, так дал он её своему Сыну, чтобы тот имел её в себе. Хотя я ещё не пользуюсь всей своей прежней властью во вселенной, это самопроизвольное ограничение никоим образом не препятствует посвящению жизни моим спящим сынам; пусть  начнётся  оглашение участников  планетарного воскрешения».
       После этого контур архангелов был впервые приведён в действие на Урантии. Гавриил и множество архангелов переместились к месту духовного полюса планеты; и когда Гавриил дал знак, его голос молнией устремился на первый из обительских миров системы: «По велению Майкиэля, пусть мёртвые Урантии этой эпохи восстанут»! После этого все сохранившиеся представители человеческих рас Урантии, уснувшие последним сном со  времён  Адама и  ещё  не прошедшие суда, появились в воскресительных залах обительского мира, готовые к обретению моронтийного облика. И через мгновение серафимы, вместе со своими помощницами, были готовы к отправке на обительские миры. Обычно эти серафические хранители, которым поручена групповая опека спасшихся смертных, присутствуют в момент их пробуждения в воскресительных залах обительского мира, однако в то время они находились на этом мире ввиду необходимости присутствия здесь Гавриила в связи с моронтийным воскресением Иисуса.
       Несмотря на то, что бессчётное число индивидуумов, обладавших личными серафическими хранителями, а также те, кто добился прогресса, необходимого для обретения духовной личности, проследовали в обительские миры в течение эпох, сменившихся со времён Адама и Евы, а также, несмотря на то, что с тех пор состоялись многие особые и тысячелетние воскрешения урантийских сынов, данное оглашение было третьим из планетарных, или полных эпохальных воскрешений. Первое состоялось с прибытием Планетарного Князя, второе – во времена Адама, а это, третье, состоялось в ознаменование моронтийного воскресения – перехода из смертного состояния – Иисуса Назарянина.
       Когда сигнал к началу планетарного воскрешения был получен главой архангелов, Персонализированный Настройщик Сына Человеческого сложил с себя управление собранным на Урантии небесным множеством и передал всех этих сынов локальной вселенной их соответствующим руководителям. После этого он отбыл на Салвингтон, чтобы зарегистрировать у Эммануила факт завершения Майкиэлем перехода из смертного состояния. За ним сразу же последовали все небесные существа, услуги которых не требовались на Урантии. Что касается Гавриила, то он остался на Урантии вместе с моронтийным Иисусом.
       Таков рассказ о событиях, связанных с воскресением Иисуса, наблюдавшихся непосредственными очевидцами, свободными от недостатков, присущих неполному и ограниченному человеческому зрению.
       
       4.     Обнаружение пустой гробницы.
       
       Приближаясь ко времени воскресения Иисуса в это раннее воскресное утро, следует вспомнить о том, что десять апостолов находились в доме Илии и Марии Марк, где они спали в верхнем зале, устроившись на тех же кушетках, на которых возлежали во время последней трапезы со своим Учителем. В это воскресное утро здесь были все, кроме Фомы. Поздним вечером в субботу, когда они впервые собрались все вместе, Фома провёл с ними несколько минут, однако видеть апостолов и думать о том, что стало с Иисусом, оказалось для него слишком тяжёлым испытанием. Взглянув на своих товарищей, он тут же покинул комнату и отправился в дом к Симону в Виффагию, где решил отдаться своему горю наедине с самим собой. Страдали все апостолы – не столько из-за сомнения и отчаяния, сколько от страха, горя и стыда.
       В доме у Никодима, вместе с Давидом Зеведеевым и Иосифом Аримафейским, собралось около двенадцати-пятнадцати наиболее известных иерусалимских учеников Иисуса. В доме Иосифа Аримафейского находились от пятнадцати до двадцати ближайших верующих женщин. Здесь не было никого, кроме этих женщин и всю субботу и весь вечер по окончании субботы они никуда не отлучались, а потому ничего не знали о вооружённой охране, выставленной у гробницы; не знали они и о том, что вход в неё был завален вторым камнем и что на оба камня была наложена печать Пилата.
       Около трёх часов в то воскресное утро, как только на востоке забрезжил новый день, пятеро из этих женщин отправились к гробнице Иисуса. Они приготовили большое количество специальных бальзамирующих составов и несли с собой много полотняных повязок. Они собирались более тщательно выполнить посмертное умащение Иисуса и аккуратнее перевязать его новыми пеленами.
       Для помазывания тела Иисуса шли: Мария Магдалина, Мария – мать близнецов Алфеевых, Саломия – мать братьев Зеведеевых, Иоанна – жена Хузы и Сусанна – дочь Ездры из Александрии.
       Было около половины четвёртого, когда пять женщин, нагружённых своими благовониями, достигли пустой гробницы. Выйдя из Дамасских ворот, они увидели группу бегущих в город солдат, которые – кто в большей степени, кто в меньшей – были охвачены паникой и это заставило их на несколько минут остановиться; однако, поскольку ничего нового не последовало, они продолжили свой путь.
       Они были чрезвычайно удивлены, увидев, что камень отвален от входа в гробницу, тем более что по дороге они гадали меж собой: «Кто поможет нам отодвинуть камень?» Опустив на землю свои корзины, они стали переглядываться в страхе и великом изумлении. Пока они стояли там, дрожа от страха, Мария Магдалина отважилась обойти меньший камень и, собравшись с духом, заглянула в открытую гробницу. Эта гробница Иосифа находилась в саду, на склоне холма, с восточной стороны дороги и выходила тоже на восток. К этому часу рассвело как раз настолько, чтобы Мария могла взглянуть на то место, куда был положен Учитель, и увидеть, что тело исчезло. В высеченной в скале нише, в которую был положен Иисус, Мария увидела лишь сложенный платок, на котором покоилась его голова, и полотна, которыми он был обмотан, оставленные в том же виде, в каком они лежали в склепе до того, как небесное множество ликвидировало тело. Покрывало же лежало у основания погребальной ниши.
       Когда, простояв у входа некоторое время (поначалу, войдя в гробницу, она плохо видела), Мария заметила, что тело Иисуса исчезло, и на его месте осталась лишь погребальная ткань, крик смятения и боли вырвался из её груди. Все женщины были крайне взволнованы; они нервничали с того момента, как у городских ворот им повстречались бегущие в панике солдаты, а когда они услышали мучительный вопль Марии, их охватил ужас, и они сломя голову бросились прочь. Они остановились только у Дамасских ворот. К этому времени Иоанна осознала, что они бросили Марию; она привела своих спутниц в чувство, и они отправились назад к гробнице.
       Когда они подходили к гробнице, испуганная Магдалина – которая выбежала из гробницы и, не найдя своих сестёр, пришла в ещё больший ужас, – бросилась к ним, крича в возбуждении: «Его там нет – они забрали его!» Она повела женщин к гробнице, и все они вошли внутрь и увидели, что гробница пуста.
       После этого все пять женщин сели на стоявший у входа камень и обсудили сложившуюся ситуацию. Они ещё не догадывались о том, что Иисус был воскрешён. Всю субботу они ни с кем не общались, и потому женщины решили, что тело было перенесено в другую могилу. Но такое решение проблемы никак не согласовывалось с аккуратным видом погребальной ткани; как можно было удалить тело, если те самые полотна, которыми оно было обмотано, лежали в нише явно нетронутыми?
       Сидя там в ранние часы нового дня, женщины заметили в стороне безмолвного и неподвижного незнакомца. На мгновение они вновь испугались, однако Мария Магдалина, устремившись к нему и обращаясь так, как если бы она приняла его за садового сторожа, спросила: «Куда ты дел Учителя? Куда ты его положил? Скажи нам, чтобы мы могли пойти и забрать его». Когда незнакомец не ответил Марии, она заплакала. Тогда Иисус обратился к ним со словами: «Кого вы ищете?» Мария ответила: «Мы ищем Иисуса, который был похоронен в гробнице Иосифа, но исчез. Не знаешь ли ты, куда его перенесли?» Тогда Иисус сказал: «Разве этот Иисус не говорил вам ещё в Галилее, что он умрёт, но воскреснет вновь?». Эти слова поразили женщин, но Учитель настолько изменился, что они не узнавали его, стоявшего спиной к слабому свету. Пока они обдумывали его слова, он обратился к Магдалине и знакомым ей голосом произнёс: «Мария». И когда Магдалина услышала это слово, произнесённое с хорошо ей знакомым участием и ласковой приветливостью, то поняла, что это был голос Учителя, и поспешила пасть на колени к его ногам, воскликнув: «Господь мой и Учитель мой!» И все женщины поняли, что перед ними Учитель, стоящий в прославленной форме, и быстро опустились перед ним на колени.
       Человеческие глаза смогли увидеть моронтийный облик Иисуса благодаря особой опеке преобразователей энергии и промежуточных созданий, которые, вместе с определёнными моронтийными личностями, сопровождали в то время Иисуса.
       Когда Мария попыталась обхватить ноги Иисуса, он сказал: «Не прикасайся ко мне, Мария, ибо я не тот, каким ты знала меня во плоти. В этом облике я проведу с вами некоторое время, прежде чем вознестись к Отцу. Но ступайте же, все вы, и расскажите моим апостолам – и Петру – что я воскрес, и что вы говорили со мной».
       Оправившись от шока и изумления, потрясённые женщины поспешили в город, в дом Илии Марка, где они пересказали всё, что с ними случилось, десяти апостолам; однако апостолы не хотели им верить. Поначалу они решили, что женщинам привиделось, но, когда Мария повторила слова, с которыми Иисус обратился к ним, и как только Пётр услышал собственное имя, он выбежал из верхнего зала и сломя голову бросился к гробнице, чтобы увидеть всё своими глазами. Иоанн следовал за ним по пятам.
       Женщины повторили рассказ о своём разговоре с Иисусом остальным апостолам, но те не поверили им и не отправились к могиле, чтобы лично проверить их слова, как это сделали Пётр и Иоанн.
       
       5.     Петр и Иоанн у гробницы.
       
       Пока двое апостолов мчались в направлении Голгофы и гробницы Иосифа, страх и надежда попеременно охватывали Петра: он боялся встречи с Учителем, но слова о том, что Иисус специально упомянул его имя, пробуждали в нём надежду. Он был наполовину убеждён в том, что Иисус действительно жив; он вспомнил обещание Учителя воскреснуть на третий день. Странно, что за всё время, прошедшее после распятия, это обещание вспомнилось ему только сейчас, когда он спешно пересекал Иерусалим в северном направлении. Иоанн, спешивший к гробнице, ощущал, как его душу наполняет странный восторг, – смесь радости и надежды. Он был наполовину уверен в том, что женщины действительно видели воскресшего Учителя.
       Будучи моложе Петра, Иоанн опередил его и первым прибежал к гробнице. Он остановился у входа и осмотрел гробницу; она выглядела в точности такой, какой её описала Мария. Вскоре прибежал Пётр и, войдя внутрь, увидел ту же пустую гробницу и столь необычно сложенные погребальные покровы.
       Когда Пётр вышел из гробницы, Иоанн вошёл внутрь и увидел всё своими глазами, после чего они сели на камень, размышляя над смыслом увиденного и услышанного. Сидя у гробницы, они вспоминали всё, что им было рассказано об Иисусе, но не могли ясно понять, что произошло.
       Сначала Пётр предположил, что могила была ограблена, что враги выкрали тело, – возможно, подкупив охрану. Однако Иоанн рассудил, что могила едва ли была бы оставлена в таком порядке, если бы тело было украдено и он также не понимал, каким образом могли остаться полотна, причём явно нетронутыми. И они снова вошли вместе в гробницу, чтобы повнимательнее осмотреть погребальные полотна. Когда они второй раз вышли из склепа, то перед входом застали вернувшуюся и рыдающую Марию Магдалину. Мария отправилась к апостолам, веря в то, что Иисус восстал из могилы, но, когда они, все как один, отказались поверить её рассказу, тоска и отчаяние охватили её. Она страстно желала вернуться назад, к гробнице, где, как она полагала, слышала знакомый голос Иисуса.
       Мария осталась у гробницы, и, после ухода Петра и Иоанна, Учитель вновь явился к ней со словами: «Не сомневайся; имей мужество верить тому, что ты видела и слышала. Ступай назад к моим апостолам и вновь скажи им, что я воскрес, что я явлюсь им, и что вскоре я, как и обещал, отправлюсь прежде них в Галилею».
       Мария поспешила назад в дом Марка и рассказала апостолам, что она вновь говорила с Иисусом, но те не хотели ей верить. Однако когда вернулись Пётр и Иоанн, апостолы прекратили свои насмешки, исполнившись страха и тревоги.
       
       
       Моронтийные явления Иисуса (док. 190).
                              1. Вестники воскресения.
                              2. Явление Иисуса в Вифании.
                              3. В доме Иосифа. 
                              4. Явление грекам. 
                              5. Прогулка с двумя братьями.
       Воскресший Иисус теперь собирается провести некоторое время на Урантии, чтобы обрести опыт восходящего моронтийного пути, который проходят смертные обитаемых миров. Хотя Учитель намеревается провести моронтийный период своей жизни в том же мире, где состоялась его инкарнация в облике смертного, этот опыт во всех своих аспектах будет соответствовать тому опыту, который приобретают смертные Сатании, последовательно осваивающие моронтийную жизнь на семи обительских мирах Иерусема.
       Всё это заключённое в Иисусе могущество – дар жизни, позволивший ему воскреснуть из мёртвых, – является тем самым даром вечной жизни, который он посвящает верующим в царство и который позволяет и ныне не сомневаться в их воскресении и избавлении от уз естественной смерти.
       В утро воскресения смертные миров восстанут с тем же типом переходного, или моронтийного тела, каким обладал Иисус, восставший из гробницы в то воскресное утро. В этих телах нет кровотока, и такие существа не питаются обычной материальной пищей; тем не менее, эти моронтийные формы реальны. Когда различные верующие видели воскресшего Иисуса, они действительно видели его; они не становились самообманутыми жертвами видений или галлюцинаций.
       Прочная вера в воскресение Иисуса была главной чертой веры всех ветвей раннего евангельского учения. В Иерусалиме, Александрии, Антиохии и Филадельфии все учителя евангелия объединились в этой безоговорочной вере в воскресение Учителя.
       Рассматривая ту выдающуюся роль, которую Мария Магдалина сыграла в провозглашении воскресения Учителя, следует отметить, что Мария была главным представителем женского корпуса, играя роль, подобную Петру среди апостолов. Мария не руководила женщинами, которые трудились на благо царства, однако она являлась их ведущим учителем и представителем. К тому времени Мария стала чрезвычайно осмотрительной женщиной, поэтому её дерзкое обращение к мужчине, которого она приняла за сторожа в саду Иосифа, говорит только о том, в какой ужас она пришла, обнаружив пустую гробницу. Именно глубина и муки её любви и преданности заставили Марию на мгновение забыть о традиционной сдержанности еврейской женщины при обращении к незнакомому мужчине.
       
       1.     Вестники воскресения.
       
       Апостолы не хотели, чтобы Иисус покидал их. Поэтому они игнорировали его заявления о смерти, равно как и его обещания воскреснуть. Они не ожидали воскресения в том виде, в каком оно произошло, и отказывались верить в него, пока им не пришлось на собственном опыте столкнуться с неопровержимыми свидетельствами и исчерпывающими доказательствами.
       Когда апостолы отказались поверить рассказу пятерых женщин, утверждавших, что они видели Иисуса и говорили с ним, Мария Магдалина вернулась к гробнице, а остальные отправились в дом Иосифа, где рассказали о своих впечатлениях его дочери и другим женщинам. И женщины поверили этому рассказу. В седьмом часу дочь Иосифа Аримафейского и четверо видевших Иисуса женщин отправились в дом Никодима, где пересказали все эти события Иосифу, Никодиму, Давиду Зеведееву и остальным собравшимся здесь мужчинам. Никодим и другие усомнились в их рассказе – усомнились в том, что Иисус воскрес из мёртвых; они считали, что иудеи забрали тело. Иосиф же и Давид были склонны поверить этому  сообщению; причём  настолько, что тут же поспешили обследовать гробницу и убедились в точности услышанного от женщин рассказа. И они были последними, кто видел склеп в нетронутом состоянии, ибо в половине восьмого первосвященник послал в гробницу начальника храмовой стражи с приказом забрать погребальные ткани. Начальник стражи завернул их в холст и сбросил с ближайшего утёса.
       После гробницы Давид и Иосиф сразу же отправились в дом Илии Марка, где встретились с десятью апостолами в верхнем зале. Из всех апостолов только Иоанну Зеведееву верилось, хотя и слабо, в то, что Иисус воскрес из мёртвых. Пётр вначале поверил, однако, не найдя Учителя, он впал в глубокое сомнение. Все они склонялись к тому, что евреи забрали тело. Давид не стал спорить с ними, но, уходя, сказал: «Вы апостолы, и вы должны разбираться в этих вещах. Я не буду спорить с вами; и всё же я возвращаюсь в дом Никодима, где на это утро у меня назначена встреча с моими гонцами, и когда они соберутся, я пошлю их в путь с последним заданием – в качестве вестников воскресения Учителя. Я слышал, как Учитель говорил, что после своей смерти он воскреснет на третий день, и я верю ему». Сказав это подавленным и несчастным посланникам царства, этот добровольный глава службы информации и связи покинул апостолов. Выходя из верхнего зала, он бросил на колени Матфею Левию суму Иуды, в которой хранились все апостольские средства.
       Было около половины десятого, когда последний из двадцати шести гонцов Давида прибыл в дом Никодима. Давид сразу же собрал их на просторном дворе и обратился к ним со следующими словами: «Мужчины и братья, всё это время вы служили мне, верные клятве, данной мне и друг другу, и я призываю вас засвидетельствовать, что я никогда ещё не посылал вас с ложной информацией. Я собираюсь отправить вас с последним заданием в качестве добровольных вестников царства; тем самым я освобождаю вас от данной вами клятвы и распускаю корпус гонцов. Мужчины, я объявляю вам, что мы закончили свою работу. Учителю больше не нужны смертные гонцы; он восстал из  мёртвых. Ещё до своего ареста он говорил нам, что умрёт и воскреснет вновь на третий день. Я видел гробницу – она пуста. Я говорил с Марией Магдалиной и четырьмя другими женщинами, которые беседовали с Иисусом. И теперь я отпускаю вас, прощаюсь с вами и отправляю вас с последним заданием, и весть, которую вы понесёте верующим, будет гласить: «Иисус воскрес из мёртвых; гробница пуста»».
       Большинство присутствующих пытались убедить Давида не делать этого. Однако он был непреклонен. После этого они попытались разубедить гонцов, но те не желали обращать внимание на слова сомнения. И потому в то воскресное утро, около десяти часов, эти двадцать шесть гонцов отправились в путь в качестве первых вестников чрезвычайной истины и факта о воскресшем Иисусе. И они отправились с этой миссией, как отправлялись со столь многими поручениями в прошлом, дав клятву Давиду Зеведееву и друг другу. Давид пользовался у этих мужчин огромным доверием. Они отправились выполнять своё задание, даже не задержавшись, чтобы поговорить с теми, кто видел Иисуса; они поверили Давиду на слово. Большинство из них верило в то, что им сказал Давид, и даже те, кто несколько сомневался, несли эту весть столь же уверенно и столь же быстро.
       Апостолы – духовный корпус царства – пребывают сегодня в верхнем зале, в страхе и сомнениях, в то время как эти миряне, символизирующие первую попытку социализировать евангелие Учителя о братстве людей, отправляются в путь, выполняя приказы своего бесстрашного и умелого руководителя и возвещая воскресшего Спасителя мира и вселенной. И они приступают к этому богатому событиями служению ещё до того, как избранные представители Учителя готовы поверить его слову или принять свидетельства очевидцев.
       Эти двадцать шесть гонцов были посланы в дом Лазаря в Вифанию и во все центры верующих – от Вирсавии на юге до Дамаска и Сидона на севере; от Филадельфии на востоке до Александрии на западе.
       Покинув своих собратьев, Давид зашёл в дом Иосифа за своей матерью, вместе с которой он отправился в Вифанию, чтобы присоединиться к ожидавшей их семье Иисуса. Давид оставался в Вифании вместе с Марфой и Марией, пока те не продали свою собственность, и сопровождал их в пути, когда они отправились в Филадельфию к их брату Лазарю.
       Примерно через неделю Иоанн Зеведеев забрал Марию, мать Иисуса, к себе домой в Вифсаиду. Старший из братьев Иисуса, Иаков, остался со своей семьёй в Иерусалиме. Руфь осталась в Вифании вместе с сёстрами Лазаря. Остальные члены семьи Иисуса вернулись в Галилею. Давид Зеведеев покинул Вифанию и отправился вместе с Марфой и Марией в Филадельфию в первых числах июня – на другой день после женитьбы на Руфи, младшей из сестёр Иисуса.
       
       2.     Явление Иисуса в Вифании.
       
       Начиная со времени моронтийного воскресения и вплоть до часа своего духовного вознесения, Иисус девятнадцать раз являлся своим земным верующим в зримой форме. Он не являлся своим врагам или тем, кто не мог извлечь духовной пользы из его появлений в зримой форме. Впервые он явился пятерым женщинам у гробницы; его второе явление – Марии Магдалине – состоялось там же.
       Третье явление произошло в то же воскресенье в Вифании, вскоре после полудня, когда старший из братьев Иисуса, Иаков, стоял в саду Лазаря перед пустой гробницей воскресшего брата Марфы и Марии и размышлял над новостями, переданными им примерно часом ранее одним из гонцов Давида. Иаков всегда был склонен верить в миссию своего старшего брата на земле, однако он уже давно потерял связь с делом Иисуса и со временем стал глубоко сомневаться в недавних утверждениях апостолов о том, что Иисус является Мессией. Вся семья была поражена и совершенно сбита с толку этим сообщением гонца. Пока Иаков стоял перед пустой гробницей Лазаря, пришла Мария Магдалина и начала возбуждённо рассказывать семье о том, что ей довелось испытать ранним утром у гробницы Иосифа. Не успела она закончить свой рассказ, как прибыл Давид Зеведеев со своей матерью. Руфь, конечно же, поверила этому сообщению; Иуда также поверил ему после того, как поговорил с Давидом и Саломией.
       Тем временем, пока они искали Иакова и прежде, чем они нашли его, – в тот момент, когда он стоял в саду у гробницы, – он почувствовал рядом с собой чьё-то присутствие, как если бы кто-то тронул его за плечо; и когда он обернулся, то увидел, как перед ним постепенно возникает странный облик. Он был слишком поражён, чтобы говорить, и слишком напуган, чтобы бежать. Загадочная фигура произнесла: «Иаков, я пришёл для того, чтобы призвать тебя к служению царства. Объединись в искренних усилиях со своими братьями и следуй за мной». Когда Иаков услышал своё имя, он понял, что к нему обращается его старший брат, Иисус. Всем им было более или менее трудно распознать Иисуса в моронтийном облике, однако мало кто из них не узнавал его голос или как-то иначе не распознавал его обаятельную личность после того, как он начинал разговаривать с ними.
       Когда Иаков понял, что Иисус обращается к нему, он стал опускаться на колени с восклицанием: «Отец мой и брат мой!», но Иисус попросил Иакова выслушать его стоя. И они гуляли по саду и беседовали в течение почти трёх минут; они обсуждали опыт былых дней и строили прогнозы событий ближайшего будущего. Когда они подошли к дому, Иисус сказал: «Прощай, Иаков, до времени, когда я буду приветствовать вас всех вместе».
       Иаков, которого в это время искали в Виффагии, бросился в дом, воскликнув: «Я видел Иисуса и я говорил, я общался с ним. Он не умер; он воскрес! Он исчез из виду, сказав: «Прощай до времени, когда я буду приветствовать вас всех вместе». Не успел он договорить, как вернулся Иуда, и Иаков повторил для него рассказ о своей встрече с Иисусом. И все они поверили в воскресение Иисуса. Иаков заявил теперь, что не  вернётся  в Галилею, и Давид воскликнул: «Он виден не только для взволнованных женщин; даже сдержанные мужчины начали видеть его. Я также надеюсь увидеть его сам».
       И Давиду не пришлось долго ждать, ибо четвёртое доступное смертному восприятию явление Иисуса произошло около двух часов в том же доме Марфы и Марии, когда он явился в зримом облике перед своей земной семьёй и их друзьями. Здесь присутствовали в общей сложности двадцать человек. Учитель появился в открытой двери, ведущей во двор, со словами: «Мир вам. Приветствую всех, кто некогда был близок мне во плоти; сердечный привет моим братьям и сёстрам в царстве небесном. Как могли вы сомневаться? Почему вы так долго медлили, прежде чем всем сердцем решили встать на путь света и истины? Приходите же все в братство Духа Истины в царстве Отца». Когда они начали приходить в себя от изумления и устремились вперёд, чтобы обнять его, он исчез из виду.
       Всем им хотелось бежать в город, чтобы рассказать сомневающимся апостолам о том, что произошло, но Иаков остановил их. Только Марии Магдалине было позволено вернуться в дом Иосифа. Иаков запретил им рассказывать об этом моронтийном посещении из-за того, что услышал от Иисуса во время их беседы в саду. Однако Иаков никогда не раскрывал новых подробностей своего общения с воскресшим Учителем в тот день в доме Лазаря в Вифании.
       
       3.     В доме Иосифа.
       
       Пятое доступное смертному зрению моронтийное явление Иисуса произошло в присутствии примерно двадцати пяти верующих женщин, собравшихся в то же воскресенье в доме Иосифа Аримафейского около четверти пятого пополудни. За несколько минут до этого явления Мария Магдалина вернулась в дом Иосифа. Иаков – брат Иисуса – велел ничего не говорить апостолам о явлении Учителя в Вифании. Но он не просил Марию, чтобы она воздержалась от сообщения об этом случае своим верующим сёстрам. Поэтому, когда все женщины пообещали Марии хранить тайну, она начала пересказывать то, что лишь недавно произошло в Вифании, где она находилась вместе с семьёй Иисуса. Внезапно, в самом разгаре её захватывающего рассказа, наступило торжественное молчание: прямо между ними, в полностью зримом облике, стоял Иисус. Приветствуя их, он сказал: «Мир вам. В братстве царства не будет евреев или язычников, богатых или бедных, свободных или рабов, мужчин или женщин. Вы тоже призваны провозглашать благую весть о свободе человечества, обретаемой через евангелие Богосыновства в небесном царстве. Идите по всему миру, возвещая это евангелие и укрепляя верующих в него. И делая это, не забывайте помогать больным и поддерживать тех, кто слаб душой и скован страхом. Я же буду с вами всегда, до скончания века». Сказав это, он исчез, а женщины пали ниц и молились в молчании.
       Из пяти моронтийных явлений Иисуса, состоявшихся до этого времени, четыре произошли в присутствии Марии Магдалины.
       В результате отправки гонцов в середине первой половины дня и вследствие невольно просочившихся слухов о явлении Иисуса в доме Иосифа, с раннего вечера до еврейских правителей стали доходить сообщения о том, что в городе говорят о воскресении Иисуса и многие люди утверждают, что видели его. Эти слухи чрезвычайно встревожили членов синедриона. После срочных консультаций с Анной, Кайафа назначил заседание синедриона на восемь часов этого вечера. Именно на этом заседании было решено изгонять из синагог любого, кто упоминает о воскресении Иисуса. Было даже внесено предложение казнить всякого, кто утверждает, что видел его; однако это предложение не было поставлено на голосование, ибо собрание завершилось в смятении, граничившем с настоящей паникой. Они вознамерились покончить с Иисусом и думали, что им это удалось. Вскоре им предстояло убедиться, что настоящие беды, связанные с Назарянином, только начинаются.
       
       4.     Явление грекам.
       
       Около половины пятого состоялось шестое моронтийное явление Учителя примерно сорока верующим грекам, собравшимся в доме человека по имени Флавий. В тот момент, когда они обсуждали сообщения о воскресении Учителя, он явился среди них, несмотря на плотно закрытые двери, и сказал: «Мир вам. Хотя Сын Человеческий появился на земле среди евреев, он пришёл служить всем людям. В царстве моего Отца не будет ни евреев, ни язычников; вы все будете братьями – сынами Бога. Поэтому идите по всему миру, возвещая евангелие спасения, каким вы получили его от посланников царства, и я приму вас в братство сынов Отца в вере и истине». Дав им этот наказ, он покинул их, и более они не видели его. Весь вечер они не выходили из дома; благоговение и страх настолько сковали их, что они не решались покинуть его. Ночью ни один из этих греков не сомкнул глаз; они бодрствовали, обсуждая случившееся и надеясь на то, что Учитель вновь посетит их. В этой группе было много греков, находившихся в Гефсимании, когда солдаты арестовали Иисуса, а Иуда предал его своим поцелуем.
       Слухи о воскресении Иисуса и рассказы о его многочисленных явлениях своим сторонникам быстро распространяются по городу, приводя весь Иерусалим в крайнее возбуждение. Учитель уже явился своей семье, женщинам и грекам, и вскоре явит себя своим апостолам. Синедрион теперь готовится приступить к обсуждению новых проблем, столь внезапно обрушившихся на еврейских правителей. Иисус же много думает о своих апостолах, однако желает, чтобы они провели наедине друг с другом ещё несколько часов в глубоких размышлениях и серьёзных обсуждениях, прежде чем он посетит их.
       
       5.     Прогулка с двумя братьями.
       
       В Эммаусе, примерно в семи милях к западу от Иерусалима, жили два брата-пастуха, которые провели пасхальную неделю в Иерусалиме, где принимали участие в жертвоприношениях, церемониях и празднествах. Старший, Клеопа, отчасти верил в Иисуса; во всяком случае, он был изгнан из синагоги. Его брат Иаков не разделял этих взглядов, хотя и был весьма заинтригован тем, что ему довелось услышать об учениях Иисуса и его деяниях.
       В это воскресенье, пополудни, за несколько минут до пяти часов, они находились примерно в трёх милях от Иерусалима. Устало бредя в сторону Эммауса, они со всей серьёзностью обсуждали Иисуса, его учения, труд и в особенности слухи, согласно которым его гробница оказалась пустой, а некоторые женщины говорили с ним. Клеопа наполовину склонялся к тому, чтобы поверить этим сообщениям, но Иаков утверждал, что всё это, вероятно, является обманом. Пока они так спорили и препирались по дороге домой, к ним присоединился моронтийный облик Иисуса; это было его седьмым явлением. Клеопа часто присутствовал на проповедях Иисуса и несколько раз трапезничал вместе с ним в домах иерусалимских верующих. Но он не узнал Учителя даже после того, как тот непринуждённо заговорил с ними.
       Некоторое время они шли молча, после чего Иисус спросил: «О чём это вы так увлечённо беседовали, когда я подошёл к вам?» Услышав его вопрос, братья остановились, глядя на него с печалью и удивлением. Клеопа ответил: «Неужели ты, находясь в Иерусалиме, не знаешь о том, что недавно произошло там?» Тогда Учитель спросил: «А что там произошло?» Клеопа ответил: «Если ты ничего не знаешь, то ты единственный в Иерусалиме, до кого не дошли слухи об Иисусе Назарянине, который был великим пророком, сильным в слове и деле перед Богом и всем народом. Первосвященники и наши правители выдали его римлянам и потребовали, чтобы те распяли его. Многие из нас надеялись, что именно он спасёт Израиль от ярма язычников. Но это не всё. Уже третий день, как он распят, а сегодня некоторые женщины поразили нас своим заявлением, что на рассвете они посетили его гробницу и обнаружили её пустой. Кроме того, эти женщины утверждают, что разговаривали с этим человеком; они уверяют, что он воскрес из мёртвых. И когда женщины сообщили об этом мужчинам, двое из его апостолов побежали к гробнице и также нашли её пустой…» – но тут Иаков перебил своего брата, чтобы вставить: «Но они не видели Иисуса».
       Продолжая вместе с ними путь, Иисус сказал: «Как же медленно вы постигаете истину! Раз уж вы говорите мне, что обсуждали учения и труд этого человека, позвольте мне просветить вас, ибо я очень хорошо знаком с этими учениями. Разве вы не помните, что этот Иисус всегда учил: царство его не от мира сего; будучи сынами Бога, все люди должны обрести вольность и свободу в духовной радости, которую  даёт братство, основанное на любвеобильном служении в этом новом царстве истины, – небесной любви Отца? Разве вы не помните, как этот Сын Человеческий возвещал Божье спасение всем людям, помощь больным и страждущим и освобождение тем, кто скован страхом и порабощён злом? Разве вы не знаете, что этот Назарянин говорил своим ученикам, что должен отправиться в Иерусалим, где будет предан в руки врагов, которые убьют его, и что на третий день он воскреснет? Разве вам не говорили всего этого? И разве вы никогда не читали в Писаниях об этом дне спасения для евреев и язычников, где говорится, что через него будут благословенны все племена земные; что он услышит вопль нуждающихся и спасёт души бедных, ищущих его; что все народы назовут его благословенным. Что такой Избавитель будет подобен тени огромной скалы в знойном краю; что он накормит отару, как истинный пастух, поднимая ягнят на руки и ласково неся их в своих объятиях; что он отворит глаза духовно слепым и выведет пленников отчаяния на свободу, к свету; что все, пребывающие во тьме, увидят великий свет вечного спасения; что он укрепит безутешных, возвестит свободу пленникам греха и выпустит на волю тех, кто порабощён страхом и опутан злом. Что он утешит скорбящих и посвятит им радость спасения, сняв с них муки и тяготы; что он станет желанным для всех народов и вечной радостью для тех, кто стремится к праведности. Что этот Сын истины и праведности станет великим в своём целительном свете и спасительной силе; что он спасёт свой народ от его грехов; что он воистину будет искать и спасать заблудших. Что он не уничтожит слабых, но будет помогать спасению всех, кто жаждет праведности. Что верующие в него обретут вечную жизнь. Что он изольёт свой дух на всю плоть, и что его Дух Истины будет в каждом верующем, подобно ручью, втекающему в вечную жизнь? Разве вы не поняли, сколь велико евангелие царства, которое возвестил вам этот человек? Разве вы не видите, как велико спасение, посетившее вас?».
       Тем временем они уже приблизились к селению, где жили братья. С тех пор, как Иисус начал учить их, продолжив вместе с ними путь, два этих человека не произнесли ни слова. Вскоре они подошли к своему скромному жилищу; Иисус собрался покинуть их и продолжить свой путь, но они упросили его войти в дом и остановиться у них. Они уговаривали Иисуса переночевать, ибо наступал вечер. Наконец, Иисус согласился, и, войдя в дом, они почти сразу же сели за стол. Братья дали Иисусу хлеб для благословения, и когда он стал преломлять хлеб и передавать его им, глаза их открылись, и Клеопа узнал в госте самого Учителя. Но когда он проговорил: «Это Учитель…», моронтийный Иисус исчез из виду.
       И тогда они сказали друг другу: «Неудивительно, что наши сердца горели, когда он говорил с нами, шагая вместе с нами по дороге и помогая понять учения Писаний!».
       Они не желали тратить время на еду. Они увидели моронтийного Учителя, и потому выбежали из дома и устремились в Иерусалим, чтобы рассказать о благой вести, – воскресшем Спасителе.
       В тот вечер, около девяти часов, незадолго до явления Иисуса десяти, двое возбуждённых братьев ворвались к апостолам, находившимся в верхнем зале, и объявили, что видели Иисуса и говорили с ним. И они рассказали обо всём, что услышали от Иисуса, и о том, как они не узнавали его, пока он не преломил хлеб.
       
       
       Явления апостолам и другим лидерам (док. 191)
               
                              1. Явление Петру. 
                              2. Первое явление апостолам.
                              3. С моронтийными созданиями. 
                              4. Десятое явление (в Филадельфии). 
                              5. Второе явление апостолам. 
                              6.  Явление в Александрии. 
       День воскресения был ужасным днём в жизни апостолов; десять из них провели большую его часть взаперти в верхнем зале. Они могли бы бежать из Иерусалима, но боялись, что агенты синедриона арестуют их, если они покинут своё укрытие. Фома находился в Вифании, где переживал своё горе в одиночестве. Ему было бы легче, если бы он остался со своими собратьями-апостолами, кроме того, он смог бы помочь им перевести разговор в более полезное русло.
       Весь день Иоанн отстаивал идею о том, что Иисус воскрес из мёртвых. Он вспомнил не менее пяти отдельных случаев, когда Учитель утверждал, что воскреснет вновь, и минимум три случая, когда он говорил о третьем дне. Суждения Иоанна оказали большое воздействие на всех апостолов, особенно на его брата Иакова и Нафанаила. Влияние Иоанна было бы ещё более сильным, если бы он не был самым младшим в группе.
       Их проблемы во многом объяснялись изолированностью. Иоанн Марк держал их в курсе дел относительно событий в храме и сообщал о многих ходивших в городе слухах, но он не догадался расспросить различные группы верующих, которым уже явился Иисус. Ранее этим занимались гонцы Давида, но все они были заняты выполнением своего последнего задания в качестве вестников воскресения, направляясь к тем группам верующих, которые находились вдали от Иерусалима. Впервые за все эти годы апостолы поняли, насколько они зависели от гонцов Давида в обеспечении ежедневной информацией о положении дел в царстве.
       Весь этот день Пётр со свойственной ему эмоциональностью колебался между верой и сомнением относительно воскресения Учителя. Перед его глазами стояла погребальная ткань, лежащая в гробнице так, будто тело Иисуса только что испарилось из-под неё. «Однако, – рассуждал Пётр, – если он воскрес и способен явиться женщинам, почему он не показывает себя нам, своим апостолам?». Пётр печалился, думая, что, возможно, его присутствие среди апостолов мешает Иисусу прийти к ним, поскольку он отрёкся от Учителя в ту ночь в саду Анны. А затем он ободрял себя словами, которые передали женщины: «Ступай, скажи моим апостолам – и Петру». Но для того, чтобы это послание могло приободрить Петра, он должен был поверить, что женщины действительно видели и слышали воскресшего Учителя. Так Пётр колебался между верой и сомнением весь день, пока, в начале девятого, не рискнул выйти во двор. Пётр решил покинуть апостолов, чтобы его отречение от Учителя не помешало Иисусу явиться к ним.
       Иаков Зеведеев поначалу предлагал всем вместе отправиться к гробнице; он считал, что им необходимо что-то предпринять для решения этой загадки. Однако Нафанаилу удалось остановить их и не дать им выйти из дома в ответ на призывы Иакова, и он добился этого, напомнив о предупреждении Иисуса, – не подвергать в это время свою жизнь излишней опасности. К полудню Иаков успокоился и вместе с остальными смирился с тревожным ожиданием. Он мало говорил и был страшно разочарован тем, что Иисус не является им, и он не знал о многих явлениях Учителя другим группам и индивидуумам.
       Андрей в тот день много слушал. Он был чрезвычайно озадачен сложившейся ситуацией и не меньше других мучился сомнениями, но он, по крайней мере, испытывал определённое чувство свободы от прежних обязанностей главы своих собратьев-апостолов. Он был действительно благодарен Учителю за то, что тот освободил его от бремени лидерства ещё до того, как для них настали эти тяжкие времена.
       Не раз за долгие и изнурительные часы этого трагического дня единственной поддержкой для группы был Нафанаил с его философскими советами. Действительно, на протяжении всего дня он оказывал наибольшее воздействие на десятерых апостолов. Он ни разу не высказал своего мнения – верит он или не верит в воскресение Учителя. Однако в течение дня он всё больше склонялся к тому, что Иисус выполнил своё обещание восстать из мёртвых.
       Симон Зелот был слишком подавлен, чтобы участвовать в дискуссиях. Большую часть времени он пролежал на кушетке в углу комнаты, отвернувшись к стене; за весь день он произнёс лишь несколько слов. Его представление о царстве было разрушено, и он не считал, что воскресение Учителя может существенным образом изменить положение. Его разочарование было чрезвычайно личным и настолько острым, что было невозможно быстро вывести его из этого состояния даже с помощью такого поразительного факта, как воскресение.
       Странно, что обычно неразговорчивый Филипп много говорил в течение всей второй половины дня. Если до полудня он в основном молчал, то всю вторую половину дня он задавал вопросы другим апостолам. Петра эти вопросы Филиппа только раздражали, но остальные были снисходительны к его расспросам. Больше всего Филиппа интересовало, остались ли на теле Иисуса физические следы распятия, – если, конечно, он действительно воскрес. Матфей пребывал в сильном смущении; он слушал разговоры своих собратьев, однако большую часть времени решал про себя проблему их будущих доходов. Независимо от предполагаемого воскресения Иисуса, Иуды не стало, Давид бесцеремонно передал ему деньги, и они остались без авторитетного лидера. Ещё до того, как Матфей успел всерьёз задуматься об их доводах относительно воскресения, он уже увидел Учителя лицом к лицу.
       Близнецы Алфеевы почти не участвовали в этих глубокомысленных разговорах, занятые своими обычными обязанностями. Один из них высказал их общее мнение, когда, в ответ на вопрос Филиппа, сказал: «Мы ничего не понимаем в воскресении, но наша мама говорит, что беседовала с Учителем, и мы верим ей».
       Фома переживал один из характерных приступов отчаянной депрессии. Часть дня он спал, а остальное время бродил по горам. Ему хотелось вернуться к своим собратьям-апостолам, однако стремление к одиночеству было сильнее.
       Учитель отложил своё первое моронтийное явление апостолам по нескольким причинам. Во-первых, он хотел, чтобы у них было время – после того как они услышали о воскресении – хорошо обдумать всё, что он говорил им о своей смерти и воскресении, пока ещё был вместе с ними во плоти. Прежде чем предстать перед всеми апостолами, Учителю хотелось, чтобы  Пётр преодолел некоторые свойственные ему трудности. Во-вторых, он желал, чтобы Фома был вместе с ними во время его первого явления. Ранним утром в это воскресенье Иоанн Марк нашёл Фому в доме у Симона в Виффагии, о чём около одиннадцати часов сообщил апостолам. В течение дня Фома был готов в любое время отправиться назад, если бы за ним  пришёл Нафанаил или двое любых других апостолов. Он действительно хотел вернуться, однако – уйдя так, как он это сделал предыдущим вечером, – он был слишком горд, чтобы так скоро вернуться по своей инициативе. На следующий день он был подавлен настолько, что потребовалась почти целая неделя, прежде чем он решил вернуться. Апостолы ждали его, а он ждал, чтобы его братья нашли его и попросили вернуться. Поэтому Фома оставался оторванным от своих товарищей вплоть до вечера следующей субботы, когда, с наступлением темноты, Пётр и Иоанн отправились в Виффагию и привели его назад. По этой же причине они не отправились в Галилею сразу же после первого явления Иисуса; они не хотели идти без Фомы.
       
       1.     Явление Петру.
       
       В воскресенье, около половины девятого вечера, Иисус явился Симону Петру в саду у Марка. Это стало его восьмым моронтийным явлением. С тех пор как Пётр отрёкся от своего Учителя, он жил под тяжким бременем сомнений и чувства вины. Всю субботу и это воскресенье Пётр боролся со страхом, поскольку боялся, что уже не является апостолом. Он содрогнулся, узнав об участи Иуды, и даже думал, что тоже предал своего Учителя. Всю вторую половину дня он полагал, что возможно его присутствие среди апостолов препятствует явлению Учителя, – если, конечно, он действительно воскрес из мёртвых. Именно Петру – в таком состоянии разума и души – явился Иисус, когда подавленный апостол бродил среди цветов и кустов.
       Когда Пётр вспомнил тот любящий взгляд, которым Учитель одарил его, проходя мимо крыльца Анны, и когда задумался о чудесном послании, которое передали ему ранним утром женщины, вернувшиеся из пустой гробницы, – «Ступайте, скажите моим апостолам – и Петру», – когда он стал размышлять об этих признаках милосердия, – его вера начала брать верх над сомнениями; он остановился, сжал кулаки и громко сказал: «Я верю, что он воскрес из мёртвых; я пойду к своим братьям и скажу им об этом». И когда он произнёс эти слова, перед ним внезапно возникла фигура человека, заговорившего знакомым голосом: «Пётр, враг намеревался отнять тебя, но я тебя не отдал. Я знал, что не от сердца своего ты отрёкся от меня; поэтому я простил тебя, прежде чем ты попросил меня о том; но теперь тебе следует прекратить думать о себе и сиюминутных бедах и приготовиться нести благую весть евангелия тем, кто находится во тьме. Тебе более не нужно беспокоиться о том, что ты можешь получить от царства; тебе следует подумать, что ты можешь дать тем, кто пребывает в ужасающей духовной нищете. Приготовься, Симон, к сражению нового дня – битве с духовной тьмой и пагубными сомнениями, свойственными человеческому разуму».
       Почти пять минут Пётр и моронтийный Иисус бродили по саду, беседуя о делах прошлых, настоящих и будущих. После этого Учитель исчез из виду, сказав: «Прощай, Пётр, до встречи с тобой и твоими братьями».
       На мгновение Петра ошеломило сознание того, что он только что разговаривал с воскресшим Учителем и что он может не сомневаться в том, что остаётся посланником царства. Только что он услышал, как прославленный Учитель призвал его продолжать проповедь евангелия. Переполняемый всеми этими чувствами, Пётр бросился в верхний зал к своим собратьям-апостолам и, задыхаясь, возбуждённо воскликнул: «Я видел Учителя, он был в саду! Я говорил с ним, и он простил меня!».
       Заявление Петра о том, что он видел Иисуса, оказало огромное воздействие на его собратьев-апостолов и они были уже готовы отказаться от своих сомнений, но тут Андрей встал и предупредил их не слишком доверять сообщению своего брата. Андрей намекнул на то, что в прошлом Пётр уже видел то, чего на самом деле не было. Хотя Андрей и не намекал прямо, что имеет в виду ночное видение на Галилейском море, – когда Пётр утверждал, что видел Учителя, идущего к ним по воде, – его слов было достаточно, чтобы все присутствующие поняли, что подразумевается именно этот случай. Симон Пётр был весьма  уязвлён  намёками  своего брата и оскорблённо умолк. Близнецам стало жаль Петра, и они подошли к нему, чтобы выразить своё сочувствие, а также сказать, что верят ему, и повторить, что их собственная мать тоже видела Учителя.
       
       2.      Первое явление апостолам.
       
       В тот вечер, в начале десятого, после отбытия Клеопы и Иакова, когда, опасаясь ареста, десять апостолов находились в верхнем зале при закрытых на засов дверях и в то время, как близнецы Алфеевы утешали Петра, а Нафанаил увещевал Андрея, Учитель внезапно возник среди них в моронтийном облике со словами: «Мир вам. Почему мои явления так пугают вас, как будто вы видите духа? Разве я не говорил вам об этом, когда пребывал вместе с вами во плоти? Разве я не говорил вам, что первосвященники и правители отдадут меня на казнь, что один из вас предаст меня и что на третий день я воскресну? Откуда же все ваши сомнения и все эти споры о сообщениях женщин, Клеопы, Иакова и даже Петра? Сколько ещё вы будете сомневаться в моих словах и отказываться верить моим обещаниям? А теперь, когда вы действительно видите меня, поверите ли? Даже сейчас один из вас отсутствует. Когда вы снова соберётесь все вместе, – и когда все вы будете знать наверняка, что Сын Человеческий восстал из могилы, – отправляйтесь сразу же в Галилею. Имейте веру в Бога; имейте веру друг в друга; так вы войдёте в новое служение царства небесного. Я задержусь в Иерусалиме, пока вы не будете готовы отправиться в Галилею. Свой мир я оставляю вам».
       Произнеся эти слова, моронтийный Иисус тут же исчез. И все они пали ниц, славя Бога и почитая своего исчезнувшего Учителя. Это было девятым моронтийным явлением Учителя.
       
       3.     С моронтийными созданиями.
       
       Следующий день, понедельник, был целиком  проведён с моронтийными созданиями, находившимися в то время на Урантии. Вместе с различными категориями смертных переходного периода из семи обительских миров Сатании, на Урантию прибыло более миллиона моронтийных управляющих и помощников для участия в опыте моронтийного перехода Учителя. Моронтийный Иисус пребывал в обществе этих замечательных разумных созданий в течение сорока дней. Он наставлял их, а от их управляющих он узнавал о переходном моронтийном периоде в жизни смертных, прибывающих из обитаемых миров Сатании и проходящих через системные моронтийные сферы.
       В тот понедельник, около полуночи, моронтийный облик Учителя был преобразован для перехода ко второй стадии моронтийного развития. Когда Иисус в очередной раз явился своим земным детям, он представлял собой моронтийное существо второго уровня. По мере восхождения Учителя в моронтии, разумным существам моронтии и их преобразующим помощникам технически становилось всё труднее делать Учителя видимым материальному зрению смертных.
       Иисус перешёл на третий уровень моронтии в пятницу, 14 апреля; на четвёртый уровень – в понедельник, 17 апреля; на пятый уровень – в субботу, 22 апреля; на шестой уровень – в четверг, 27 апреля; на седьмой уровень – во вторник, 2 мая; на уровень гражданства Иерусема – в воскресенье, 7 мая; и в воскресенье, 14 мая, он был заключён в объятия Всевышних Эдентии.
       Так Майкиэль Небадонский завершил своё эмпирическое служение во вселенной, ибо в рамках своих предыдущих посвящений он уже познал всю полноту жизни восходящих смертных времени и пространства от уровня пребывания на центральном мире созвездия вплоть до служения на центральном мире сверхвселенной и включая это служение. Именно благодаря этим моронтийным видам опыта Сын-Создатель Небадона действительно исчерпал и достойно завершил своё седьмое и последнее вселенское посвящение.
       
       4.     Десятое явление (в Филадельфии).
       
       Десятое моронтийное явление Иисуса, доступное восприятию смертных, произошло в девятом часу во вторник, 11 апреля, в Филадельфии, где он явился Абнеру, Лазарю и примерно ста пятидесяти их товарищам, среди которых было свыше пятидесяти из семидесяти членов корпуса евангелистов. Это явление произошло сразу же после открытия специального собрания в синагоге, которое было созвано Абнером, чтобы обсудить распятие Иисуса и последнее сообщение о его воскресении, доставленное гонцом Давида. Поскольку одним из членов этой группы верующих являлся воскресший Лазарь, им было легко поверить в сообщение о воскресении Иисуса из мёртвых.
       В тот момент, когда Абнер и Лазарь, стоя вместе на кафедре, открывали собрание в синагоге, все присутствовавшие верующие увидели внезапно возникший облик Учителя. Он сделал шаг вперёд с того места, где появился между Абнером и Лазарем, которые не заметили его, и, приветствуя собравшихся, сказал:
       «Мир вам. Все вы знаете, что у нас есть один небесный Отец и что есть только одно евангелие царства – благая весть о даре вечной жизни, которую люди получают через веру. Радуясь своей преданности евангелию, молите Отца истины, чтобы ваши сердца излучали новую,  ещё  большую любовь к вашим братьям. Вы должны возлюбить всех людей так, как я любил вас; вы должны служить всем людям так, как я служил вам. С чуткой отзывчивостью и братской любовью принимайте в своё сообщество всех братьев, преданных возвещению благой вести, – будь то евреи или язычники, греки или римляне, персы или эфиопы. Иоанн возвестил грядущее царство; вы со всей мощью проповедовали евангелие; греки уже учат благой вести; вскоре я пошлю Дух Истины в души всех этих людей – моих братьев, которые столь бескорыстно посвятили свою жизнь просвещению своих собратьев, пребывающих в духовной тьме. Вы все – дети света; поэтому не оступитесь, не запутайтесь в недоразумениях, созданных непониманием и порождённых человеческой подозрительностью и нетерпимостью. Если благодать веры возвысила вас до любви к неверующим, разве не должно вам так же любить ваших верующих собратьев в этой разрастающейся семье веры? Помните: если вы будете любить друг друга, все будут знать, что вы мои ученики.
       Поэтому идите по всему миру, возвещая это евангелие отцовства Бога и братства людей всем странам и народам, и будьте извечно мудры, выбирая методы раскрытия благой вести различным народам и племенам человечества. Даром получили вы это евангелие царства, даром будете отдавать благую весть всем народам. Не бойтесь противоборства зла, ибо я всегда с вами, до скончания века. И свой мир я оставляю вам».

       После этих слов – «свой мир я оставляю вам» – он исчез из виду. За исключением одного из явлений в Галилее, когда его одновременно видели более пятисот верующих, филадельфийская группа включала наибольшее число смертных, видевших его за один раз.
       На следующий день рано утром, когда апостолы всё ещё находились в Иерусалиме, дожидаясь, пока Фома обретёт душевный покой, эти верующие отправились в путь из Филадельфии с вестью о том, что Иисус Назарянин воскрес из мёртвых.
       Весь следующий день, среду, Иисус провёл в обществе своих моронтийных товарищей, а во второй половине дня он принимал моронтийных гостей из обительских миров каждой локальной системы обитаемых сфер со всего созвездия Норлатиадек. И все они были рады познать своего Создателя в качестве представителя их категории вселенских разумных существ.
       
       5.     Второе явление апостолам.
       
       Всю эту неделю Фома провёл в одиночестве, скитаясь по холмам в окрестностях Елеонской горы. За это время он виделся только с теми, кто находился в доме Симона, и с Иоанном Марком. В субботу, 15 апреля, около девяти часов, двое апостолов отыскали его и отвели на место их встреч в доме Марка. Весь следующий день Фома слушал рассказы о различных явлениях Учителя, однако упорно отказывался поверить. Он утверждал, что они поддались влиянию восторженного состояния Петра и поверили в то, что видели Учителя. Нафанаил спорил с ним, но ничего не добился. Эмоциональное упрямство Фомы в сочетании с его обычным скептицизмом, а также его настроение, усугублённое досадным бегством от остальных, создали ситуацию разобщения, не до конца понятную даже самому Фоме. Он отделился от своих собратьев, пошёл своим путём, и теперь, несмотря на возвращение к ним, неосознанно пытался всё принимать в штыки. Он не умел быстро отступать; он не любил сдаваться. Хотя такое отношение и было неумышленным, Фоме действительно нравилось всё то внимание, которое уделялось ему; он не осознавал, что получает удовлетворение от всех попыток его собратьев убедить его. Целую неделю он тосковал по ним, и теперь их неустанное внимание доставляло ему большое удовольствие.
       В начале седьмого, за ужином, во время которого Пётр сидел по одну сторону стола, а Фома и Нафанаил – по другую, сомневающийся апостол сказал: «Я не поверю, пока не увижу Учителя собственными глазами и не дотронусь своими пальцами до следов от гвоздей». И вот, когда они сидели за ужином при плотно закрытых и запертых дверях, Учитель внезапно появился в своём  моронтийном облике с внутренней стороны подковообразного стола и, стоя прямо перед Фомой, произнёс:
        «Мир вам. Всю неделю я дожидался возможности явиться к вам, когда вы все соберётесь все вместе, чтобы снова услышать мой наказ, – идти к людям с проповедью евангелия царства. И вновь я говорю вам: как Отец послал меня в этот мир, так я посылаю вас. Как я раскрыл Отца, так и вы раскроете божественную любовь, – не просто словами, но и своей каждодневной жизнью. Я посылаю вас в мир не для того, чтобы любить души людей, а для того, чтобы  любить людей. Вам следует не только возвещать радости небесные, но и демонстрировать в своём ежедневном опыте эти духовные реальности божественной жизни, поскольку через свою веру вы уже обрели дар Бога – вечную жизнь. Когда вы веруете, когда небесная сила – Дух Истины – низойдёт на вас, вы не будете скрывать свой свет здесь, за закрытыми дверями; вы познакомите с любовью и милосердием Бога всё человечество. Сейчас, гонимые страхом, вы не хотите замечать неприятные для вас факты, но когда вы будете крещены Духом Истины, вы смело и радостно устремитесь вперёд, навстречу новому опыту – возвещению благой вести о вечной жизни в царстве Бога. Вы можете ненадолго задержаться здесь и в Галилее, оправляясь от потрясения, с которым сопряжён переход от власти традиций к новому порядку – власти фактов, истины и веры в высшие реальности живого опыта. Ваша миссия в мире основана на том факте, что я прожил среди вас жизнь, раскрывающую Бога, и на той истине, что вы и все остальные люди являетесь сынами Бога; и эта миссия будет заключаться в той жизни, которую вы проживёте среди людей, – в настоящем и живом опыте любви к людям и служения им подобно тому, как я любил вас и служил вам. Пусть вера раскроет миру ваш свет; пусть откровение истины раскроет глаза, ослеплённые традицией; пусть ваше любвеобильное служение  искоренит предрассудки, порождённые невежеством. Так, сближаясь со своими собратьями во взаимопонимании, сострадании и преданности, вы  приведёте  их к спасительному познанию любви Отца. Евреи превозносят добродетель; греки преклоняются перед красотой; индусы проповедуют преданность; далёкие аскеты учат почтению; римляне требуют лояльности; я же требую от своих учеников жизни – жизни, проживаемой в любвеобильном служении вашим собратьям во плоти».
       После этих слов Учитель посмотрел вниз в лицо Фоме и сказал: «А ты, Фома, говоривший, что не поверишь, пока не увидишь меня и не дотронешься до следов от гвоздей у меня на руках, теперь увидел меня и услышал мои слова; и хотя ты не видишь на моих руках следов от гвоздей – поскольку я воскрес в облике, которым все вы будете обладать, покинув этот мир, – что скажешь ты своим братьям? Ты признаешь истину, ибо в своём сердце ты начал верить ещё тогда, когда так упорно отстаивал своё неверие. 
       Твои сомнения, Фома, заявляют о себе с наибольшим упрямством перед тем, как рухнуть. Фома, прошу тебя: не будь неверующим, веруй, – и я знаю, что ты будешь верить, и верить всем своим сердцем».

       Услышав эти слова, Фома упал на колени перед моронтийным Учителем и воскликнул: «Я верю, мой Господь и мой Учитель!» Тогда Иисус сказал Фоме: «Ты уверовал, Фома, поскольку действительно увидел и услышал меня. Благословенны те, кто в грядущие века будут верить, не видя меня глазами плоти и не слыша смертным ухом».
       А затем облик Учителя переместился во главу стола, и Иисус обратился ко всем апостолам: «А теперь идите в Галилею, где я вскоре явлюсь вам». После этого он исчез из виду.
       Теперь одиннадцать апостолов полностью убедились в том, что Иисус воскрес из мёртвых, и на следующее утро, до рассвета, они отправились в Галилею.
       
       6.     Явление в Александрии.
       
       В то время как одиннадцать апостолов приближались к концу своего пути в Галилее, вечером во вторник, 18 апреля, около половины девятого, Иисус явился Родану и примерно восьмидесяти другим верующим в Александрии. Это стало двенадцатым явлением Учителя в моронтийном облике. Иисус предстал перед этими греками и евреями в тот момент, когда гонец Давида заканчивал своё сообщение о распятии. Этот гонец – пятый по счёту в эстафете гонцов – прибыл в Александрию с наступлением вечера, и после того, как он передал своё сообщение Родану, было решено созвать верующих, чтобы они могли услышать эту трагическую весть из первых рук. Около восьми часов этот гонец, Нафан из Бусириса, явился к ним и подробно рассказал о том, что узнал от предыдущего гонца. Свой трогательный рассказ Нафан завершил словами: «Однако посылающий это известие Давид сообщает, что Учитель, предсказывая свою смерть, заявлял, что воскреснет вновь». Нафан ещё продолжал говорить, как Учитель предстал перед ними, видимый всем. И когда Нафан сел, Иисус сказал:
       «Мир вам. То, что Отец направил меня утвердить в этом мире, не принадлежит ни расе, ни нации, ни особой группе учителей или проповедников. Это евангелие царства принадлежит всем: евреям и язычникам, богатым и бедным, свободным и порабощённым, мужчинам и женщинам, равно как и малым детям. И все вы должны возвещать это евангелие любви и истины своей жизнью во плоти. Любите друг друга новой, удивительной любовью, как я любил вас. Служите человечеству с новой и невиданной преданностью, как я служил вам. И когда люди увидят, как вы любите их и сколь пламенно служите им, они поймут, что вы стали вероисповедными братьями в царстве небесном, и пойдут вслед за Духом Истины, которого они будут видеть в вашей жизни, к обретению вечного спасения.
       Как Отец послал меня в этот мир, так я посылаю вас теперь. Все вы призваны нести благую весть тем, кто пребывает во тьме. Это евангелие царства принадлежит всем, кто верит ему; оно не должно отдаваться под опеку одних лишь священников. Вскоре на вас  взойдёт  Дух Истины, который приведёт вас ко всякой истине. Поэтому идите в мир с проповедью этого евангелия и увидите – я всегда буду с вами, до скончания века».

       Сказав это, Учитель исчез из виду. Всю ночь эти люди провели вместе, обсуждая свой опыт в качестве верующих в царство и слушая пространные речи Родана и его соратников. И все они уверовали в то, что Иисус воскрес из мёртвых. Представьте себе удивление посланного Давидом и прибывшего через день вестника воскресения, когда, в ответ на его сообщение, они сказали: «Да, мы знаем, ибо видели его. Он явился нам позавчера».
       
       
       Явления в Галилее (док. 192).
       
       
                              1. Явление у озера. 
                              2. Беседы с апостолами по двое. 
                              3. На горе рукоположения. 
                              4. Собрание у озера.   
       К тому времени, когда апостолы покинули Иерусалим и отправились в Галилею, еврейские лидеры в значительной мере успокоились. Поскольку Иисус явился только своей семье верующих в царство, а апостолы скрывались и не выступали с публичными проповедями, правители евреев пришли к заключению, что евангелическое движение, наконец, разгромлено. Конечно, их беспокоили растущие слухи о воскресении Иисуса из мёртвых, однако они полагались на подкупленных стражников, которые должны были опровергать такие сообщения, повторяя свой рассказ о шайке сторонников Иисуса, похитивших его тело.
       Начиная с этого времени – и пока растущая волна гонений не рассеяла апостолов, - Пётр оставался общепризнанным главой апостольского корпуса. Иисус никогда не наделял его такими полномочиями, а его собратья-апостолы никогда официально не избирали его на эту ответственную должность; он естественным образом занял этот пост, сохраняя его с общего согласия, а также в силу того, что являлся их главным проповедником. Впредь основным занятием апостолов стали публичные проповеди. После их возвращения из Галилеи казначеем стал Матиас, которого они избрали вместо Иуды.
       В течение недели, прожитой в Иерусалиме, Мария, мать Иисуса, провела много времени в обществе верующих женщин, которые оставались в доме Иосифа Аримафейского.
       Ранним утром в этот понедельник, когда апостолы вышли в Галилею, Иоанн Марк отправился вслед за ними. Сначала он держался на расстоянии, а когда Вифания осталась далеко позади, он смело присоединился к ним, уверенный в том, что они не отправят его назад.
       Несколько раз на пути в Галилею апостолы останавливались, чтобы рассказать о воскресении Учителя, из-за чего они прибыли в Вифсаиду только поздним вечером в среду. В четверг же, когда они проснулись и приготовились к завтраку, был уже полдень.
       
       1.   Явление у озера.
       
       В пятницу, 21 апреля, около шести часов утра, когда лодка с апостолами подошла к причалу в Вифсаиде, состоялось тринадцатое явление моронтийного Учителя десяти апостолам – его первое явление в Галилее.
       В четверг, после того как всю вторую половину дня и начало вечера апостолы провели в доме Зеведея в ожидании, Симон Пётр предложил отправиться на рыбную ловлю, и все апостолы откликнулись на его предложение. Всю ночь они забрасывали сети, но ничего не поймали. Эта неудача не расстроила их, поскольку им было о чём поговорить, вспоминая многие интересные события, лишь недавно пережитые в Иерусалиме. Но на рассвете они решили вернуться в Вифсаиду. Подплыв к берегу, они увидели, что рядом с причалом у костра стоит человек. Вначале они подумали, что это Иоанн Марк, спустившийся к озеру, чтобы встретить их с уловом. Однако подплыв ближе к берегу, они поняли, что ошиблись, – этот мужчина был слишком высок для Иоанна. Ни один из них не подумал, что стоящий на берегу человек – Учитель. Они не совсем понимали, почему Иисус захотел встретиться с ними в местах их былого общения, на природе, вдали от гнетущей атмосферы Иерусалима, с его трагическим напоминанием о страхе, предательстве и смерти. Он сказал им, что если они отправятся в Галилею, он встретит их там, и он собирался выполнить своё обещание.
       Когда они бросили якорь и собирались пересесть в небольшую лодку, чтобы высадиться на берег, стоящий на берегу человек окликнул их: «Друзья, поймали ли вы что-нибудь?». И когда они ответили «нет», он сказал: «Забросьте сеть по правую сторону лодки, и найдёте рыбу». Хотя они не знали, что их советчиком является Иисус, они дружно забросили сеть, как им было сказано, и сеть тут же наполнилась рыбой, да так, что они едва вытащили её. Увидев переполненную сеть, догадливый Иоанн Зеведеев понял, что с ними говорит Учитель. Когда эта мысль пришла ему в голову, он наклонился к Петру и шепнул: «Это Учитель».  Пётр всегда отличался необдуманными действиями и пылкой преданностью; поэтому, как только Иоанн прошептал эти слова ему на ухо, он вскочил и бросился в воду, чтобы поскорее добраться до Учителя. Его братья подоспели следом за ним, причалив к берегу в небольшой лодке, волоча за собой сеть с рыбой.
       К этому времени Иоанн Марк уже встал и, видя, как апостолы высаживаются из лодки с полной сетью, побежал на берег, чтобы встретить их, однако, увидев одиннадцать человек вместо десяти, он пришёл к выводу, что незнакомец – это воскресший Иисус, и пока десять изумлённых апостолов стояли в молчании, юноша бросился к Учителю и, пав на колени, сказал: «Мой Господь и мой Учитель». И обращаясь к Иоанну Марку, – будничным голосом, а не так, как в Иерусалиме, когда он приветствовал их словами «мир вам», – Иисус сказал: «Ну что ж, Иоанн, я рад вновь видеть тебя в безмятежной Галилее, где мы можем хорошо побеседовать. Оставайся, Иоанн, и позавтракай вместе с нами».
       Десять апостолов были столь поражены и изумлены видом Иисуса, разговаривающего с юношей, что забыли вытащить сеть с рыбой на берег. Поэтому Иисус сказал: «Принесите свой улов и приготовьте несколько рыб на завтрак. У нас уже готов костёр и есть много хлеба».
        В то время как Иоанн Марк воздавал должное Учителю, вид тлеющих на берегу углей на мгновение поразил Петра: перед его мысленным взором возник полночный костёр – угли, горящие во дворе у Анны, где он, Пётр, отрёкся от Учителя; однако он стряхнул с себя это наваждение и, преклонив колена у ног Учителя, воскликнул: «Мой Господь и мой Учитель!».
       Затем Пётр присоединился к своим товарищам, которые волокли на берег сеть. Вытащив свой улов, апостолы насчитали 153 крупные рыбы. И опять данный случай был ошибочно назван очередным чудесным уловом. В этом эпизоде не было никакого чуда. Учитель всего лишь воспользовался своим априорным знанием. Зная, что рыба находится в этом месте, он велел апостолам забросить там сеть.
       Иисус обратился к ним со словами: «А теперь сядем все вместе позавтракать. Пусть и близнецы тоже присядут, пока я побеседую с вами, а Иоанн Марк приготовит рыбу». Иоанн Марк принёс семь крупных рыб, которых Учитель положил на огонь, и когда они были готовы, юноша подал их десяти апостолам. Затем Иисус преломил хлеб и передал его Иоанну, который, в свою очередь, подал хлеб голодным апостолам. Когда все получили еду, Иисус попросил Иоанна Марка сесть и сам подал юноше рыбу и хлеб. Пока они ели, Иисус беседовал с ними, вспоминая многое из того, что им довелось пережить в Галилее и у этого озера.
       Это было третье явление Иисуса апостолам как группе. Когда Иисус в первый раз обратился к ним, спросив об улове, они не догадались, что это был он, поскольку рыбаки Галилейского моря привыкли к тому, что на берегу их поджидают купцы из Тарихеи, желающие купить свежей рыбы для сушильных предприятий.
       Более часа Иисус беседовал с десятью апостолами и Иоанном Марком, после чего он стал брать с собой по двое апостолов и прогуливаться с ними вдоль берега, – но это были уже не те пары, которые он когда-то отправлял проповедовать евангелие. Все одиннадцать апостолов вышли вместе из Иерусалима, однако по мере приближения к Галилее Симон Зелот становился всё более подавленным, и когда они подошли к Вифсаиде, он покинул своих братьев и отправился домой.
       Прежде чем расстаться с ними в то утро, Иисус попросил, чтобы любые двое из них отправились к Симону Зелоту и в тот же день привели его назад, что и было сделано Петром и Андреем.
       
       2.     Беседы с апостолами по двое.
       
       Когда все закончили завтракать и сидели у огня, Иисус попросил Петра и Иоанна прогуляться вместе с ним вдоль берега. По дороге он спросил у Иоанна: «Иоанн, любишь ли ты меня?». И когда Иоанн ответил: «Да, Учитель, всем сердцем», Иисус сказал: «Тогда, Иоанн, оставь свою нетерпимость и учись любить людей так, как я любил вас. Посвяти свою жизнь доказательству того, что любовь есть величайшая в мире ценность. Именно любовь Бога побуждает людей искать спасение. Любовь предшествует всей духовной добродетели; являясь сущностью всего истинного и прекрасного».
       После этого Иисус повернулся к Петру и спросил: «Пётр, любишь ли ты меня?». Пётр ответил: «Господи, ты знаешь, что я люблю тебя всей душой». Тогда Иисус сказал: «Если ты любишь меня, Пётр, паси моих овец. Не забывай опекать тех, кто слаб, беден и молод. Проповедуй евангелие без страха и предпочтения; всегда помни о том, что Бог нелицеприятен. Служи своим собратьям так же, как я служил вам; прощай своих смертных собратьев так же, как я прощал вас. Пусть опыт научит тебя ценности созерцания и силе размышления».
       Пройдя  ещё немного, Учитель повернулся к Петру и спросил: «Пётр, действительно ли ты любишь меня?». Симон ответил: «Да, Господи, ты знаешь, что я люблю тебя». И вновь Иисус сказал: «Тогда хорошо заботься о моих овцах. Будь добрым и истинным пастырем для своей паствы. Не обмани её доверия к тебе. Пусть не застанет тебя врасплох враг. Будь всегда начеку – бодрствуй и молись».
        Пройдя ещё несколько шагов вперёд, Иисус повернулся к Петру и в третий раз спросил: «Пётр, истинно ли ты любишь меня?». И Пётр немного опечалился, ибо ему показалось, что Учитель сомневается в нём, и прочувственно сказал: «Господи, тебе всё ведомо, и потому ты знаешь, что я действительно и истинно люблю тебя». Тогда Иисус сказал: «Паси моих овец. Не бросай паству. Подавай пример и вдохновляй всех своих собратьев-пастырей. Люби паству, как я любил вас, и посвяти себя  её  благоденствию, как я посвятил свою жизнь вашему благоденствию. И следуй за мной до самого конца».
       Пётр воспринял эти слова буквально – в том смысле, что он должен продолжать следовать за ним, – и, повернувшись к Иисусу, показал на Иоанна и спросил: «Если я и дальше буду следовать за тобой, что будет делать этот человек?» И тогда, увидев, что Пётр неправильно понял его, Иисус сказал: «Пётр, не тревожься о том, что будут делать твои братья. Что тебе до того, если я пожелаю, чтобы Иоанн задержался здесь после того, как вас не станет, – и даже до тех пор, пока я не вернусь? Думай лишь о том, чтобы самому следовать за мной».
       Это замечание Иисуса распространилось среди собратьев и было понято в том смысле, что Иоанн не умрёт, пока Учитель не вернётся, – о чём многие думали и на что надеялись, – для установления царства в могуществе и славе. Именно это толкование слов Иисуса сыграло большую роль в том, что Симон Зелот вернулся к служению и продолжал свой труд.
       Когда они вернулись к остальным, Иисус отправился на прогулку с Андреем и Иаковом. Пройдя немного, он спросил у Андрея: «Андрей, доверяешь ли ты мне?». Услышав такой вопрос, бывший глава апостолов остановился и ответил: «Да, Учитель, конечно, я доверяю тебе, и ты знаешь это». Тогда Иисус сказал: «Андрей, если ты доверяешь мне, больше доверяй своим братьям – в том числе и Петру. Когда-то я доверил тебе руководство твоими братьями. Теперь же ты должен доверять другим, ибо я оставляю вас и иду к Отцу. Когда жестокие преследования начнут рассеивать твоих братьев по всему миру, будь внимательным и мудрым советчиком моему брату во плоти, Иакову; на него ляжет тяжкое бремя, с которым он не сможет справиться из-за недостатка опыта. И после этого продолжай доверять людям, ибо я не подведу тебя. Когда ты завершишь свой путь на земле, ты придёшь ко мне».
       Затем Иисус повернулся к Иакову и спросил его: «Иаков, доверяешь ли ты мне?». Иаков, конечно, ответил: «Да, Учитель, я доверяю тебе всем сердцем». Тогда Иисус сказал: «Иаков, если ты будешь ещё больше доверять мне, ты станешь более терпимым к своим братьям. Если ты будешь доверять мне, это поможет тебе быть добрым к братству верующих. Научись оценивать последствия своих слов и поступков. Помни: что посеешь, то и пожнёшь. Молись о спокойствии духа и воспитывай терпение. Эти добродетели, вместе с живой верой, поддержат тебя, когда настанет час испить жертвенную чашу. Но никогда не отчаивайся: завершив свой путь на земле, ты также придёшь ко мне».
       После этого Иисус беседовал с Фомой и Нафанаилом: Он сказал Фоме: «Фома, служишь ли ты мне?». Фома ответил: «Да, Господи, я служу тебе ныне и буду служить всегда». Тогда Иисус сказал: «Если хочешь служить мне, служи моим братьям во плоти так же, как я служил тебе. Неустанно твори добро, оставаясь одним из тех, кому было предназначено Богом нести это служение любви. Когда ты завершишь своё служение со мною на земле, ты будешь служить со мною в славе. Фома, ты должен прекратить сомневаться; ты должен расти в вере и знании истины. Веруй в Бога, как дитя, но перестань столь по-детски вести себя. Будь мужественным; будь сильным в вере и могущественным в царстве Бога».
        После этого Учитель спросил у Нафанаила: «Нафанаил, служишь ли ты мне?». И апостол ответил: «Да, Учитель и со всей любовью». Тогда Иисус сказал: «Если ты служишь мне всем сердцем, будь неутомим в своём служении на благо моих земных братьев. Пусть твои советы будут исполнены дружелюбия, а твоя философия – любви. Служи своим собратьям так же, как я служил тебе. Будь предан людям и береги их, как я берёг вас. Будь менее критичным; ожидай меньшего от некоторых людей – и твоё разочарование не будет столь сильным. И когда земной труд будет завершён, ты будешь служить вместе со мной на небе».
       После этого Учитель беседовал с Матфеем и Филиппом. Филиппу он сказал: «Филипп, послушен ли ты мне?». Филипп ответил: «Да, Господи, я буду послушен тебе, даже если это будет стоить мне жизни». Тогда Иисус сказал: «Если ты послушен мне, отправляйся в земли язычников и возвещай евангелие. Пророки говорили тебе, что послушание лучше жертвы. Через свою веру ты стал богопознавшим сыном царства. Есть лишь один закон, которому нужно следовать – веление идти в мир с проповедью евангелия царства. Перестань бояться людей; не бойся проповедовать вечную жизнь своим собратьям, которые прозябают во тьме, истосковавшись по свету истины. Ты не будешь, Филипп, более заниматься деньгами и обеспечением. Теперь ты свободен возвещать благую весть, как и твои братья. И я буду идти перед тобой и останусь с тобой до самого конца».
       А затем, обращаясь к Матфею, Учитель спросил: «Матфей, готов ли ты всем сердцем быть послушным мне?». Матфей ответил: «Да, Господи, я целиком предан исполнению твоей воли». Тогда Учитель сказал: «Матфей, если ты готов быть послушным мне, отправляйся ко всем народам с проповедью евангелия царства. Ты не будешь больше снабжать своих братьев материальными вещами; впредь ты тоже будешь возвещать благую весть духовного спасения. Отныне посвяти всего себя выполнению одного поручения – проповеди этого евангелия царства Отца. Так же как я выполнял волю Отца на земле, так и ты выполнишь божественное поручение. Помни: как евреи, так и язычники суть твои братья. Никого не бойся, возвещая спасительную истину евангелия царства небесного. И куда отправляюсь я, туда же вскоре придёшь и ты».
       После этого Иисус отправился на прогулку с близнецами Алфеевыми, - Иаковом и Иудой, и, обращаясь к ним обоим, спросил: «Иаков и Иуда, верите ли вы в меня?». И когда они оба ответили: «Да, Учитель, верим», он сказал: «Вскоре я покину вас. Вы видите, что я уже покинул вас во плоти. Лишь на короткое время я задержусь здесь в этом облике, прежде чем отправиться к Отцу. Вы верите в меня – вы мои апостолы, и вы навсегда останетесь ими. Продолжайте веровать и помнить вашу связь со мной, когда меня не будет, после того как вы, возможно, вернётесь к тому труду, которым занимались, прежде чем стали жить со мной. Не позволяйте какой-нибудь внешней перемене в вашем труде повлиять на вашу преданность. До конца своих земных дней верьте в Бога. Всегда помните, что, когда человек является сыном Бога в вере, всякий честный труд в этом мире свят, чем бы ни занимался сын Бога. Поэтому отныне выполняйте свой труд, как если бы вы выполняли его для Бога. И когда вы пройдёте свой земной путь, я покажу вам другие, лучшие миры, где вы также будете трудиться для меня. И во всяком труде – в этом мире и в других – я буду трудиться с вами, и мой дух будет пребывать в вас».
       Было около десяти часов, когда Иисус вернулся после прогулки с близнецами Алфеевыми, и, покидая апостолов, он сказал: «Прощайте; завтра в полдень мы встретимся все вместе на горе, где вы были рукоположены в апостолы». Сказав это, он исчез из виду.
       
       3.     На горе рукоположения.
       
       Как и было условлено, в субботний полдень, 22 апреля, когда одиннадцать апостолов собрались на холме вблизи Капернаума, Иисус появился среди них. Эта встреча произошла на той самой горе, где Учитель выделил их в качестве своих апостолов и посланников царства Отца на земле. И это стало четырнадцатым моронтийным явлением Учителя.
       Здесь, преклонив колени вокруг Учителя, одиннадцать апостолов вновь выслушали его наказ и увидели, как он повторил процедуру рукоположения, – такую же, как в тот день, когда он впервые выделил их для выполнения особого труда на благо царства. И всё это напомнило апостолам об их первом посвящении для служения Отцу, за исключением молитвы Учителя – моронтийного Иисуса; никогда раньше не слышали они молитвы, исполненной такого же величия и силы. Их Учитель говорил с правителями вселенных как Властелин, которому было передано всё могущество и вся власть в его собственной вселенной. И эти одиннадцать человек никогда не забывали этого моронтийного повторного посвящения исполнению своих обязанностей посланников. Учитель провёл на горе ровно один час вместе со своими апостолами и, тепло простившись с ними, исчез из виду.
       После этого никто не видел Иисуса целую неделю. Апостолы не представляли, что им делать, поскольку не знали, отправился ли Учитель к Отцу. В этом состоянии неуверенности они оставались в Вифсаиде. Они не решались рыбачить, боясь, что он может явиться и они не увидят его. Всю эту неделю Иисус посвятил моронтийным созданиям на земле, а также моронтийному переходу, через который он проходил в этом мире.
       
       4.     Собрание у озера.
       
       Молва о явлениях Иисуса распространилась по всей Галилее, и каждый день в дом Зеведея приходило всё больше верующих, чтобы расспросить о воскресении Учителя и узнать, что стоит за этими слухами о его явлениях. В начале недели Пётр оповестил верующих о том, что в следующую субботу, около трёх часов пополудни, на берегу состоится общее собрание.
       Соответственно, в субботу, 29 апреля, в три часа дня более пятисот верующих из окрестностей Капернаума собрались в Вифсаиде, чтобы услышать первую публичную проповедь Петра после воскресения Иисуса. Апостол был в ударе, и после того как он завершил своё проникновенное обращение, мало кто из присутствующих сомневался в том, что Учитель воскрес из мёртвых.
       Пётр завершил свою проповедь словами: «Мы подтверждаем, что Иисус Назарянин не умер; мы заявляем, что он воскрес из гробницы; мы возвещаем, что видели его и говорили с ним». Как только он завершил своё утверждение веры, рядом с ним, на виду у всего народа, появился Учитель в моронтийном облике и знакомым тоном сказал: «Мир вам; мир мой я оставляю вам». Явившись к ним и произнеся эти слова, он исчез из виду. Это стало пятнадцатым моронтийным явлением воскресшего Иисуса.
       Ввиду определённых слов, сказанных Учителем во время свидания с одиннадцатью апостолами на горе рукоположения, у них создалось впечатление, что Учитель вскоре предстанет перед группой галилейских верующих, и что после этого им следует вернуться в Иерусалим. Соответственно, ранним утром следующего дня, 30 апреля, одиннадцать апостолов вышли из Вифсаиды в Иерусалим. Идя долиной Иордана, они много учили и проповедовали и потому прибыли в дом Марка в Иерусалиме только поздним вечером в среду, 3 мая.
       Для Иоанна Марка возвращение домой было связано с прискорбным событием: несколькими часами ранее его отец, Илия Марк, скоропостижно умер от кровоизлияния в мозг. Хотя мысль о несомненности воскресения мёртвых во многом утешила апостолов в их горе, они искренне скорбели из-за утраты своего доброго друга, который оставался их верным сторонником даже во времена великих бед и разочарований. Иоанн Марк всеми силами пытался утешить свою мать и от  её  имени предложил апостолам и далее располагаться у них в доме. И вплоть до дня Пятидесятницы верхний зал оставался пристанищем одиннадцати.
       Апостолы специально вошли в город только с наступлением темноты, чтобы их не заметили еврейские власти. Не появились они и на похоронах Илии Марка. Весь следующий день они провели в тиши и покое в верхнем зале, где произошло так много событий.
       В четверг вечером апостолы собрались в том же верхнем зале, и каждый из них – за исключением Фомы, Симона Зелота и близнецов Алфеевых – торжественно поклялся отправиться в путь с публичными проповедями нового евангелия воскресшего Господа. Уже были сделаны первые шаги к превращению евангелия царства – богосыновства и человеческого братства – в возвещение воскресения Иисуса. Нафанаил возражал против такого смещения акцентов в их публичных проповедях, однако он не мог устоять перед красноречием Петра, как не мог он преодолеть энтузиазма учеников, в особенности верующих женщин.
       Так, под энергичным руководством Петра – и ещё до того, как Учитель вознёсся к Отцу, – эти благонамеренные представители начали едва уловимый процесс постепенного и неуклонного превращения религии Иисуса в новую и видоизменённую форму религии об Иисусе.
       
       
       Последние явления и Вознесение (док. 193).
       
        
                              1. Явление в Сихаре.
                              2. Явление в Финикии. 
                              3. Последнее явление в Иерусалиме. 
                              4. Причины падения Иуды. 
                              5. Вознесение Учителя.
                              6. Петр созывает верующих.
       Шестнадцатое моронтийное явление Иисуса произошло около девяти часов вечера в пятницу, 5 мая, у Никодима, во дворе его дома. В тот вечер иерусалимские верующие предприняли первую после воскресения попытку собраться вместе. Здесь присутствовали одиннадцать апостолов, женский корпус вместе со своими помощницами и около пятидесяти других ближайших учеников Иисуса, включая нескольких греков. В течение получаса эти верующие вели непринуждённую беседу, когда внезапно Учитель появился в полностью зримом моронтийном облике и сразу же приступил к наставлениям. Иисус сказал:
        «Мир вам. Это наиболее представительная группа верующих – апостолов и учеников, мужчин и женщин, – перед которой я предстаю со времени моего освобождения от плоти. Ныне я обращаю ваше внимание на то, о чём заранее говорил вам: моё пребывание среди вас должно подойти к концу; я говорил вам, что вскоре должен вернуться к Отцу. И после этого я открыто заявлял вам, что первосвященники и правители евреев предадут меня смерти, и что я восстану из могилы. Почему же, в таком случае, вы пришли в такое замешательство, когда всё это произошло? И почему вы были так удивлены, когда на третий день я воскрес? Вы не поверили мне, ибо слушали мои слова, не вникая в их смысл.
       А теперь вы должны выслушать меня, чтобы не повторять той же ошибки, которая заключается в восприятии моего учения одним только разумом, не постигая его смысла сердцем. С начала моего пребывания в качестве одного из вас я учил вас, что моей целью является раскрытие небесного Отца его земным детям. Я прожил посвящение, раскрывающее Бога, чтобы вы могли испытать жизнь, прожитую в познании Бога. Я раскрыл Бога как вашего небесного Отца; я раскрыл вас как его земных сынов. Любовь Бога к вам, его земным сынам, является фактом. Через веру в мои слова этот факт становится в ваших сердцах вечной и живой истиной. Когда же через живую веру вы обретаете божественное Богосознание, вы рождаетесь в духе как дети света и жизни – вечной жизни, в которой вы совершите восхождение во вселенной вселенных и овладеете опытом обретения Бога-Отца в Раю.
       Я призываю вас всегда помнить о том, что ваша миссия среди людей состоит в возвещении евангелия царства – реальности Богоотцовства и истины Богосыновства. Возвещайте всю истину благой вести, а не только часть спасительного евангелия. Ваше послание не изменилось опытом моего воскресения. Обретаемое через веру Богосыновство остаётся спасительной истиной евангелия царства. Вы должны идти в мир с проповедью любви к Богу и служения человеку. И прежде всего, мир должен знать следующее: люди являются сынами Бога, и через свою веру они действительно способны осознать и испытать в своём каждодневном опыте эту облагораживающую истину. Моё посвящение должно помочь всем людям узнать, что они являются детьми Бога, но такого знания будет недостаточно, если они не смогут лично, через свою веру, постичь спасительную истину о том, что они являются живыми духовными сынами вечного Отца. Евангелие царства говорит о любви Отца и служении его детей на земле.
       Все вы, присутствующие здесь, знаете, что я восстал из мёртвых, но в этом нет ничего удивительного. В моей власти отдать жизнь и взять её вновь; Отец даёт такое могущество своим Райским Сынам. Скорее, ваши сердца должно взволновать известие о том, что после того, как я покинул новую гробницу Иосифа, усопшие целой эпохи вступили на путь вечного восхождения. Я прожил свою жизнь во плоти для того, чтобы показать как вы, через исполненное любви служение, можете раскрыть Бога своим собратьям – так же, как я раскрывал Бога в любви и служении вам. Я жил среди вас как Сын Человеческий для того, чтобы вы – как и все остальные люди – могли узнать, что все вы действительно являетесь сынами Бога. Идите же теперь во все концы света, проповедуя всем людям это евангелие царства. Любите всех людей, как я любил вас; служите своим собратьям, как я служил вам. Щедро получили, щедро отдавайте. Оставайтесь здесь, в Иерусалиме, лишь пока я иду к Отцу и пока я не пошлю вам Духа Истины. Он приведёт вас к расширенной истине, я же пойду вместе с вами по всему свету. Я всегда с вами, и свой мир я оставляю вам».

       Сказав это, Учитель исчез из виду. Только перед рассветом эти верующие разошлись по домам. Всю ночь они провели вместе, горячо обсуждая наставления Учителя и размышляя над всем, что с ними произошло. Иоанн Зеведеев и другие апостолы поделились с ними своим опытом общения с моронтийным Учителем в Галилее и рассказали о том, как он трижды являлся им.
       
       1.     Явление в Сихаре.
       
       Около четырёх часов дня в субботу, 13 мая, Учитель явился Налде и примерно семидесяти пяти  верующим самаритянам у колодца Иакова в Сихаре. Верующие часто встречались здесь, рядом с тем местом, где Иисус говорил с Налдой о воде жизни. В тот день, как только они обсудили известия о воскресении, Иисус внезапно явился им и сказал:
       «Мир вам. Вы радуетесь в знании того, что я есть воскресение и жизнь, однако это ничего вам не даст, если сначала вы не родитесь в вечном духе и тем самым, через свою веру, не обретёте дар вечной жизни. Если вы являетесь вероисповедными сынами моего Отца, вы никогда не умрёте; вы никогда не погибнете. Евангелие царства научило вас тому, что все люди являются сынами Бога. И эта благая весть о любви небесного Отца к его земным детям должна распространяться по всему миру. Пришло время поклоняться Богу не на горе Гаризим и не в Иерусалиме, а там, где вы находитесь, такими, какими вы являетесь, в духе и в истине. Именно ваша вера спасает ваши души. Спасение есть дар Бога каждому, кто верит в то, что является его сыном. Но не обманитесь: хотя спасение является безвозмездным даром Бога, который посвящается всем, кто принимает его верой, за ним должен следовать опыт принесения плодов такой духовной жизни, проживаемой во плоти. Принятие учения о Богоотцовстве предполагает, что вы так же свободно принимаете связанную с ним истину о братстве людей. А если человек является вашим братом, то это уже не просто ближний, которого Отец требует любить, как самих себя. Вы будете не просто любить своего брата как члена семьи, но и служить ему, как вы служили бы самим себе. И вы будете любить так своего брата и служить ему, поскольку, будучи моими братьями, вы испытали на себе мою любовь и моё служение. А потому идите по всему миру, рассказывая об этой благой вести всем созданиям всех рас, племён и народов. Мой дух будет идти перед вами, и я всегда буду с вами».
       Явление Учителя чрезвычайно поразило самаритян, и они поспешили в соседние города и сёла, повсюду рассказывая о том, что видели Иисуса и что он говорил с ними. Это было семнадцатое моронтийное явление Учителя.
       
       2.     Явление в Финикии.
       
       Восемнадцатое явление Учителя произошло в Тире во вторник, 16 мая, около девяти часов вечера. В этот раз он также явился к концу собрания верующих, когда они уже собирались разойтись, со словами:
       «Мир вам. Вы радуетесь тому, что Сын Человеческий воскрес из мёртвых, ибо благодаря этому знаете, что вы и ваши братья также переживёте смерть во плоти. Однако условием такого спасения является рождение в духе – духе поиска истины и нахождения Бога. Хлеб и вода жизни даются тем, кто изголодался по истине и жаждет праведности – Бога. Факт воскресения мёртвых не есть евангелие царства. Все эти великие истины и вселенские факты имеют отношение к евангелию, поскольку они являются частью тех результатов, которые проистекают из веры в благую весть и входят в последующий опыт каждого, кто через веру, на деле и воистину становится бессмертным сыном вечного Бога. Мой Отец послал меня в этот мир возвещать всем людям это спасение принявших сыновство. И вот я посылаю вас в мир с проповедью этого спасения Богосыновства. Спасение является безвозмездным даром Бога, однако рождённые в духе начинают сразу же приносить плоды божественного духа в исполненном любви служении своим собратьям. В жизни рождённых в духе и познавших Бога смертных появляются следующие плоды: любвеобильное служение, бескорыстная преданность, доблестная верность, искренняя справедливость, просвещённая честность, неугасающая надежда, полное доверие, милосердная опека, неизменная доброта, великодушная терпимость и прочный мир. Если те, кто заявляет о своей вере, не приносят в своей жизни этих плодов божественного духа, они мертвы; Дух Истины не пребывает в них; они представляют собой бесполезные побеги живой лозы, и вскоре будут удалены. Мой Отец требует от своих вероисповедных детей, чтобы они приносили обильные духовные плоды. Поэтому, если вы остаётесь бесплодными, он взрыхлит ваши корни и отсечёт ваши бесплодные побеги. Вы должны приносить всё больше плодов духа по мере вашего небесного восхождения в царстве Бога. Вы можете вступить в царство как дитя, но Отец требует, чтобы, через благодать, вы достигли полной духовной зрелости. И когда вы отправитесь в мир, чтобы рассказать всем народам об этом евангелии, я буду идти впереди вас, и мой Дух Истины будет пребывать в ваших сердцах. Свой мир я оставляю вам».
       И после этого Учитель исчез из виду. На следующий день из Тира отправились в путь те, кто нёс эту весть в Сидон, а также в Антиохию и Дамаск. Иисус встречался с этими верующими при жизни во плоти, и они тут же узнали его, как только он начал учить их. Хотя его друзьям было трудно узнать Иисуса в зримой моронтийной форме, они сразу узнавали его личность, когда он говорил с ними.
       
       3.     Последнее явление в Иерусалиме.
       
       Ранним утром в четверг, 18 мая, Иисус в последний раз явился на земле в качестве моронтийной личности. В тот момент, когда одиннадцать апостолов собирались приступить к завтраку в верхнем зале дома Марии Марк, Иисус явился им и сказал:
       «Мир вам. Я просил вас задержаться здесь, в Иерусалиме до времени моего вознесения к Отцу и ниспослания вам Духа Истины, который вскоре будет излит на всю плоть и наделит вас силой свыше». Симон Зелот перебил Иисуса и спросил: «И тогда, Учитель, ты восстановишь царство, и мы увидим, как слава Бога явит себя на земле?» Выслушав вопрос Симона, Иисус ответил: «Симон, ты всё  ещё  цепляешься за свои старые представления о еврейском Мессии и материальном царстве. Однако после того как на вас низойдёт дух, вы обретёте духовную силу, и вскоре вы отправитесь по всему миру с проповедью этого евангелия царства. Как Отец послал меня в этот мир, так я посылаю вас. И я желаю, чтобы вы любили друг друга и доверяли друг другу. Иуды больше нет с вами, ибо его любовь остыла, а также потому, что он перестал доверять вам, его верным собратьям. Разве вы не читали в Писании: „Нехорошо человеку быть одному. Никто не живёт сам по себе»? А также то место, где сказано: „Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным»? И разве я не посылал вас учить по двое, чтобы вы не чувствовали себя одинокими и не впали бы в неприятности и страдания уединения? Вы также хорошо знаете, что, когда я жил во плоти, я не позволял себе долго оставаться в одиночестве. С самого начала нашего общения двое или трое из вас всегда были возле меня или же поблизости от меня, даже если я общался с Отцом. Поэтому доверяйте друг другу и полагайтесь друг на друга. И это тем более необходимо потому, что сегодня я собираюсь оставить вас одних в мире. Исполнилось время; вскоре я отправлюсь к Отцу».
       Сказав это, Иисус знаком велел апостолам следовать за ним и повёл их на Елеонскую гору, где простился с ними, перед тем как покинуть Урантию. В торжественном молчании они шли на Елеон. Никто не проронил ни слова с того момента, как они покинули верхний зал, и до тех пор, пока они не остановились на Елеонской горе.
       
       4.     Причины падения Иуды.
       
       В первой части прощального обращения к апостолам Учитель упомянул об утрате Иуды и на примере трагической судьбы их вероломного собрата  серьёзно  предупредил об опасностях социальной изоляции и разобщения. Верующим этой и будущих эпох может оказаться полезным кратко рассмотреть причины падения Иуды в свете замечаний Учителя и с учётом накопленной просвещённости последующих веков.
       Размышляя об этой трагедии, мы понимаем, что Иуда сбился с пути в первую очередь из-за того, что являлся чрезвычайно обособленной личностью, – личностью, замкнутой в себе и лишённой обычных социальных контактов. Он упорно отказывался доверять своим собратьям-апостолам или по-дружески относиться к ним. Однако сам по себе обособленный тип личности не причинил бы Иуде такого вреда, если бы он научился возрастать в любви и духовной благодати. Кроме того, как будто нарочно усугубляя и без того плохое положение, он упорно таил недовольство и взращивал таких психологических врагов как мстительность и неопределённое желание «расквитаться» с кем-нибудь за все свои разочарования.
       Такое прискорбное сочетание индивидуальных особенностей и ментальных склонностей привело к гибели благонамеренного человека, который не смог преодолеть эти проявления зла любовью, верой и доверием. То, что Иуда совсем не обязательно должен был сбиться с пути истинного, подтверждается примером Фомы и Нафанаила, которые страдали такой же подозрительностью и чрезмерным индивидуализмом. Даже Андрей и Матфей обладали многими аналогичными наклонностями, однако у всех этих людей с течением времени любовь к Иисусу и своим собратьям-апостолам возрастала, а не шла на убыль. Они росли в благодати и знании истины. Они всё больше доверяли своим братьям и постепенно развили в себе способность полагаться на своих собратьев. Иуда упорно отказывался доверять своим собратьям. Когда нарастающие эмоциональные конфликты вынуждали его искать отдушину в самовыражении, он неизменно искал совет и получал неразумное утешение у своих недуховных родственников или тех случайных знакомых, которые были либо безразличны, либо по-настоящему враждебно настроены к успешному распространению духовных реальностей небесного царства, одним из двенадцати  посвящённых  посланников которого на земле он являлся.
       Иуда потерпел поражение в своих земных сражениях из-за следующих факторов, относящихся к индивидуальным наклонностям и слабостям характера:
       1. Он представлял собой изолированный тип человека. Он отличался ярко выраженным индивидуализмом и избрал путь превращения в безнадёжно замкнутую и асоциальную личность.
       2. В детстве его жизнь была излишне беззаботной. Он не выносил каких-либо возражений. Он всегда хотел быть победителем; он совершенно не умел проигрывать.
       3. Он так и не научился философски относиться к разочарованиям. Вместо того чтобы воспринимать разочарования как обычную и повсеместную особенность человеческого существования, он всегда обвинял в своих личных трудностях и разочарованиях кого-то из апостолов или всех своих товарищей вместе.
       4. Он был склонен таить недовольство; он постоянно вынашивал идею отмщения.
       5. Он не любил смотреть правде в глаза; он был нечестен в своём отношении к жизненным ситуациям.
       6. Он не любил обсуждать свои личные проблемы с ближайшими товарищами; он отказывался обсуждать свои трудности с настоящими друзьями и с теми, кто действительно любил его. За все годы общения с Учителем Иуда ни разу не обратился к нему ни с одной личной проблемой.
       7. Он так и не понял, что настоящей наградой за благородную жизнь являются, в конце концов, духовные блага, которые не всегда даются в течение этой одной короткой жизни во плоти.
       В результате постоянной изоляции личности его печали умножались, страдания усугублялись, беспокойства усиливались, а отчаяние стало почти невыносимым.
       Хотя этот эгоистичный и сверхиндивидуалистичный апостол отличался многими психическими, эмоциональными и духовными проблемами, его основными трудностями были следующие: в сфере личности – изолированность; в сфере разума – подозрительность и мстительность; в сфере характера – угрюмость и злопамятность; в эмоциональной сфере – неспособность любить и прощать; в социальной сфере – недоверчивость и почти полная замкнутость; в сфере духа – высокомерие и эгоистичная амбициозность; в жизни он игнорировал тех, кто его любил, а в смерти остался без друзей.
       Таковы факторы разума и влияния зла, которые в совокупности объясняют, каким образом благонамеренный и, в принципе, когда-то искренне веривший в Иисуса человек, несмотря на несколько лет близкого общения с его преобразующей личностью, бросил своих товарищей, отрёкся от святого дела, отказался от священного призвания и предал своего божественного Учителя.
         
       5.     Вознесение Учителя.
       
       В четверг, 18 мая, около половины восьмого утра Иисус достиг западного склона Елеонской горы вместе со своими одиннадцатью молчаливыми и несколько озадаченными апостолами. Пройдя две трети пути к вершине горы, они остановились; отсюда им открывался весь Иерусалим и лежащая внизу Гефсимания. Иисус приготовился обратиться к апостолам с прощальными словами, прежде чем покинуть Урантию. Когда он встал перед ними, апостолы, без всякого указания, преклонили вокруг Иисуса колени, и Учитель сказал:
       «Я просил вас задержаться в Иерусалиме, пока вы не обретёте силу свыше. Ныне я собираюсь покинуть вас; я готов вознестись к моему Отцу, и скоро, очень скоро мы пошлём в этот мир моего пребывания Дух Истины; и когда он прибудет, вы приступите к новому возвещению евангелия царства, – сначала в Иерусалиме, а затем в самых удалённых уголках мира. Любите людей так, как я любил вас, и служите другим смертным так, как я служил вам. Пусть плоды духа, которые рождаются в вашей жизни, заставляют людские души уверовать в ту истину, что человек является сыном Бога, и что все люди – братья. Помните всё, чему я учил вас, и ту жизнь, которую я прожил среди вас. Моя любовь укрывает вас, мой дух будет пребывать в вас, и мой мир всегда будет с вами. Прощайте».
       Сказав это, моронтийный Учитель исчез из виду. Это так называемое вознесение Иисуса ничем не отличалось от его других исчезновений из поля зрения смертных за сорок дней моронтийного пути, пройденного им на Урантии.
       Учитель через Иерусем проследовал на Эдентию, где Всевышние, под наблюдением Райского Сына, освободили Иисуса Назарянина от моронтийного состояния и через духовные каналы вознесения вернули ему статус Райского сыновства и верховного полновластия на Салвингтоне.
       Было примерно без четверти восемь утра, когда моронтийный Иисус исчез из поля зрения апостолов и приступил к вознесению по правую руку своего Отца, чтобы получить официальное подтверждение своего завершённого полновластия во вселенной Небадон.
       
       6.     Петр созывает верующих.
       
       По указанию Петра, Иоанн Марк и другие пригласили ближайших учеников собраться в доме Марии Марк. К половине одиннадцатого здесь собралось сто двадцать лучших иерусалимских учеников Иисуса, чтобы услышать о прощальном обращении Учителя и узнать о его вознесении. Среди присутствующих была и Мария, мать Иисуса. Она вернулась в Иерусалим вместе с Иоанном Зеведеевым, когда апостолы шли назад после недавнего посещения Галилеи. Вскоре после Пятидесятницы она возвратилась в дом Саломии в Вифсаиде. Иаков, брат Учителя, также присутствовал на этом собрании – первом совещании учеников Иисуса, созванном после завершения его планетарного пути.
       Симон Пётр вызвался выступить от имени своих собратьев-апостолов и взволнованно сообщил о завершающей встрече одиннадцати с Учителем, удивительно трогательно описав прощальные слова Учителя и его вознесение — исчезновение. Мир ещё не знал таких встреч. Эта часть собрания заняла меньше часа. После этого  Пётр  объяснил, что они решили избрать преемника Иуды Искариота, и что будет объявлен перерыв, чтобы апостолы могли решить между собой, кого из двух кандидатов на этот пост они хотят избрать, – Матиаса или Иуста.
       После этого одиннадцать апостолов спустились вниз, где решили бросить жребий, чтобы определить, кто из этих двоих займёт место Иуды. Жребий пал на Матиаса, который был объявлен новым апостолом. Он был надлежащим образом введён в должность и назначен казначеем. Однако роль Матиаса в дальнейшей деятельности апостолов была незначительной.
       Вскоре после Пятидесятницы близнецы вернулись домой в Галилею. Симон Зелот на время удалился от дел, прежде чем отправиться с проповедью евангелия. Фома быстро справился со своими проблемами и возобновил проповедь евангелия. Нафанаил всё больше расходился во мнениях с Петром в отношении подмены прежнего евангелия царства проповедями об Иисусе. Эти разногласия обострились настолько, что к середине следующего месяца Нафанаил покинул Иерусалим и отправился в Филадельфию к Абнеру и Лазарю; проведя там больше года, он отправился в земли, лежащие за Месопотамией, проповедуя евангелие сообразно своему пониманию.
       Таким образом, на первой стадии возвещения евангелия в Иерусалиме остались шестеро из двенадцати апостолов: Пётр, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп и Матфей.
       Около полудня апостолы вернулись к своим собратьям в верхний зал и объявили о том, что новым апостолом избран Матиас. И после этого Пётр призвал всех верующих к молитве – молитве о том, чтобы они могли приготовиться к принятию обещанного Учителем духовного дара.