Главная > 4 эпохальное >

       Цели и смыслы посвящения Иисуса

       
       «Во всех своих попытках разгадать смысл жизни Иисуса на Урантии вам следует помнить о мотивах посвящения Майкиэля. Если вы хотите постигнуть смысл его многих и, на первый взгляд, странных поступков, вы должны различать цель его пребывания в вашем мире. Он тщательно следил за тем, чтобы не сделать собственную жизнь предметом чрезмерного, всепоглощающего внимания. Он не хотел прибегать к необычному и неотразимому воздействию на других людей. Он был всецело предан делу раскрытия небесного Отца своим смертным собратьям и одновременно посвящен возвышенной задаче проживания своей смертной жизни так, чтобы в течение всей этой жизни подчиняться воле того же Райского Отца.
       Кроме того, смертные, изучающие жизнь Иисуса на земле, смогут лучше понять это божественное посвящение, если они всегда будут помнить, что, хотя Иисус прожил свою жизнь в инкарнации на Урантии, он прожил ее для всей своей вселенной. В жизни, прожитой им во плоти, было нечто особое и воодушевляющее для каждой обитаемой сферы во вселенной Небадон. Это также справедливо в отношении тех миров, которые стали обитаемыми после его незабываемого пребывания на Урантии. И это будет так же справедливо в отношении всех миров, на которых смогут появиться волевые создания на протяжении всей грядущей истории этой локальной вселенной.
       - Никогда не упускайте из виду того обстоятельства, что первоочередной задачей Иисуса в его седьмом посвящении было обретение опыта создания, - достижение полновластия в Небадоне. И при накоплении именно этого опыта он осуществил высшее, предназначенное для Урантии и всей локальной вселенной, раскрытие Райского Отца. Дополнительно к этим целям он также взял на себя решение тех проблем этого мира, которые были связаны с восстанием Люцифера.
       - Иисус Назарянин вступил в первые годы своей зрелости, продолжая вести нормальную земную жизнь обычного человека. Иисус появился в этом мире так же, как и другие дети; он не имел отношения к выбору своих родителей. Однако он избрал данный конкретный мир в качестве планеты своего седьмого и завершающего посвящения – воплощения в облике смертной плоти. Но в остальном он появился здесь естественным путем, рос как обычный ребенок данного мира и боролся с превратностями своего окружения точно так же, как и другие смертные на этом и похожих мирах.
       - С течением лет было все труднее представить себе, что этот человек является Сыном Бога на земле. Казалось, что он стал вполне обыкновенным индивидуумом этого мира – человеком среди людей. И то, что его посвящение должно было протекать именно таким образом, было предопределено его небесным Отцом.
       - С достижением зрелости Иисус всерьез и с полным самосознанием приступил к задаче завершения опыта овладения знанием жизни низшей формы созданных им разумных существ, обретая окончательное и полное право безусловного владычества в созданной им вселенной. Он приступил к этой исполинской задаче, полностью осознавая свою двойную сущность. Однако он уже сумел успешно объединить две эти сущности в одну – Иисуса Назарянина.
       Иешуа бен Иосиф прекрасно знал, что он – человек, смертный человек, рожденный женщиной. Это видно по выбранному им для себя первому имени, - Сын Человеческий. Он и в самом деле жил настоящей жизнью во плоти и крови, поэтому и сейчас, являясь полновластным вершителем судеб вселенной, среди своих многочисленных и заслуженных титулов он носит имя «Сын Человеческий». Буквально истинно то, что созидательное Слово Всеобщего Отца – Сын-Создатель – «стало плотью и пребывало в качестве человека на Урантии». Он трудился, уставал, отдыхал и спал. Он испытывал голод и утолял его пищей; он испытывал жажду и утолял ее водой. Он познал всю гамму человеческих чувств и эмоций. Он был «искушен во всём, подобно нам», и он страдал и умер.
       Он получал знания, обретал опыт и объединял их в мудрость точно так же, как и другие смертные этого мира. Вплоть до своего крещения он не прибегал к сверхъестественному могуществу. Он не использовал каких-либо средств, которые не были частью его человеческой натуры как сына Иосифа и Марии. Что касается атрибутов до-человеческого существования, то он освободил себя от них. До начала общественного труда его знания людей и событий приобретались только им самим. Он был истинным человеком среди людей.
       Извечна и благословенна истина: «У нас есть высокий правитель, способный сострадать нам в наших слабостях. У нас есть Властелин, искушенный, подобно нам, во всём, кроме греха». И поскольку он сам страдал, пройдя испытания и искушения, он способен исчерпывающе понять всех заблудших и страдающих, а также помочь им.
       - В течение путешествия по римскому миру и благодаря приобретенному за это время опыту, Сын Человеческий практически завершил свою образовательную подготовку через общение с самыми разными народами, населявшими мир в то время и в том поколении. Благодаря полученной в путешествиях подготовке, ко времени возвращения Иисуса в Назарет у него сложилось почти полное представление о том, как живет и творит свою судьбу человек на Урантии.
       - Истинной целью его путешествия по странам бассейна Средиземного моря было познать людей. Он сблизился с сотнями представителей человеческого рода. Он встретил и полюбил самых разных людей – богатых и бедных, знатных и простых, черных и белых, образованных и не образованных, культурных и некультурных, с животными и духовными наклонностями, религиозных и не религиозных, нравственных и безнравственных.
       - В каждой из своих многочисленных встреч с людьми Иисус преследовал двоякую цель: познакомиться с их реакциями на жизнь, которую они проживали во плоти, а также постараться словом или делом обогатить их жизнь и повысить её ценность.
       - Он прожил свою смертную жизнь так же, как могут прожить свою жизнь все другие люди – он, «который при жизни во плоти столь часто, порой с сильными чувствами и слезами, возносил молитвы и воззвания Ему, могущему спасти от всякого зла, и услышан был, ибо верил». Поэтому ему надлежало  во всех отношениях сделаться таким, как его братья, дабы он мог стать их милосердным и отзывчивым властелином.
       - Он никогда не сомневался в своей человеческой сущности; она была для него очевидной, и он всегда ее осознавал. Что же касается сущности божественной, то здесь всегда оставалось место сомнениям и догадкам; по крайней мере, так продолжалось до его крещения. Самоосознание божественности было медленным и, с человеческой точки зрения, естественным эволюционным откровением. Это откровение и самоосознание божественности началось в Иерусалиме, когда ему было неполных тринадцать лет, с первым сверхъестественным явлением в его человеческой жизни; и этот опыт осуществления самоосознания своей божественной сущности был завершен во время второго сверхъестественного случая во плоти – события, произошедшего при его крещении Иоанном в Иордане и ознаменовавшего собой начало его общественного служения и учительства.
       Между двумя этими небесными посещениями – одно из которых произошло на тринадцатом году, а другое при крещении, – в жизни воплощенного Сына-Создателя не произошло ничего сверхъестественного или сверхчеловеческого. Несмотря на это, Вифлеемский младенец, мальчик, юноша и мужчина из Назарета в действительности являлся воплощенным Создателем вселенной; однако вплоть до принятия крещения от Иоанна, за всю свою человеческую жизнь он ни разу и ни в малейшей мере не воспользовался ни своим могуществом, ни помощью небесных личностей, не считая своей серафимы-хранительницы. И мы, свидетельствующие об этом, знаем, о чем говорим.
       И тем не менее, в течение всех лет его жизни во плоти, он был истинно божественным. Он действительно являлся Сыном-Создателем Райского Отца. После того, как он встал на путь общественного служения, что произошло после формального завершения его сугубо смертного опыта обретения полновластия, он, не колеблясь, публично признавал, что является Сыном Бога. Он прямо заявлял:  «Я есть Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний».  Он не возражал, когда в последующие годы его называли Господом Славы, Правителем Вселенной, Господом Богом всего творения, Святым Израиля, Господом всего, Господом нашим и Богом нашим, Богом с нами, имеющим имя выше всякого имени и во всех мирах, Всемогуществом вселенной, Вселенским Разумом всего творения, Тем, в котором сокрыты все сокровища премудрости и знаний, полнотой Наполняющего все во всем, вечным Словом вечного Бога, Тем, который прежде всего и в котором все существует, Создателем неба и земли, Вседержителем вселенной, Судьей всей земли, Дарителем вечной жизни, Истинным Пастырем, Избавителем миров и Предводителем нашего спасения.
       Он никогда не возражал против какого-либо из этих титулов, которые стали присваивать ему с окончанием его чисто человеческой жизни и началом последующих лет самоосознания своего служения божественности в облике человека, во имя человека и для человека на этом мире и для всех других миров. Применительно к себе, Иисус возражал только против одного имени: когда однажды он был назван Эммануилом, он просто ответил:  «Не я – это мой старший брат».
       - Теперь Назаретский плотник до конца представлял себе уготованный ему труд, однако он решил жить человеческой жизнью в ее естественном течении. И в некоторых отношениях он действительно является примером для своих смертных созданий, ибо сказано: «Рассуждайте так, как Иисус Христос, который, будучи Богом по своей природе, не считал странным быть равным Богу. Но он принял образ малозначительного создания – родился как человек. И явившись в образе человеческом, он смирил себя до такой степени, что принял смерть – и не просто смерть, а смерть на кресте».
       - С началом этого года Иисус Назарянин начал твердо осознавать в себе огромное потенциальное могущество. Но он был в равной степени полностью уверен в том, что это могущество не может использоваться его личностью как Сыном Человеческим, во всяком случае, до тех пор, пока не наступит его час.
       - В это время он много думал, но мало говорил о своем отношении с небесным Отцом. И результатом всех этих размышлений были слова, произнесенные им однажды в молитве на вершине холма:  «Кем бы я ни являлся и какое бы могущество ни было в моих руках, я всегда подчинялся и всегда буду подчиняться воле моего Райского Отца» . И тем не менее, когда этот человек шел по Назарету на работу и с работы, «в нем были сокрыты все сокровища мудрости и познания», что применительно к огромной вселенной было буквальной истиной.
       - Постепенно он все больше осознавал свое предсуществование; одновременно с этим все лучше понимал, что присутствует на земле во плоти с определенной целью: раскрыть Райского Отца детям человеческим.
       - Медленно, но верно и в непосредственном опыте этот божественный Сын зарабатывает право стать властелином своей вселенной, бесспорным и верховным правителем всех созданных разумных существ на всех мирах локальной вселенной, чутким утешителем для любого существа любого возраста и любой степени личной одаренности и опыта.
       - Сын Человеческий пережил всю широкую гамму человеческих чувств – от высшей радости до глубочайшей печали. Он был дитя радости, существом редкого доброго юмора; и вместе с тем он был «мужем скорби, знакомым с печалью». В духовном смысле, он прожил смертную жизнь снизу доверху, от начала до конца. С материальной точки зрения, он, возможно, избежал социальных крайностей человеческого бытия, однако в интеллектуальном отношении он всесторонне и исчерпывающим образом познал опыт человеческого рода.
       Иисус знает мысли и чувства, побуждения и импульсы эволюционных и восходящих смертных обитаемых миров – от рождения до смерти. Он прожил человеческую жизнь от истоков физической, интеллектуальной и духовной индивидуальности – пройдя через младенчество, детство, юность и зрелый возраст – вплоть до человеческого опыта смерти.
       Хотя эта совершенная жизнь в образе смертной плоти, возможно, не получила безусловного и всеобщего одобрения со стороны его смертных собратьев, – тех, которые оказались его современниками на земле, – тем не менее, жизнь, которую Иисус Назарянин прожил во плоти на Урантии, действительно получила полное и безусловное признание Всеобщего Отца, ибо одна и та же личность – за одну и ту же жизнь – стала одновременно наиболее полным раскрытием вечного Бога смертному человеку и примером достигшей совершенства человеческой личности, удовлетворившей Бесконечного Создателя.
       - Всегда помните о двуединой цели посвящения Майкиэля на Урантии:
       1. Овладение опытом проживания полной жизни человеческого создания в облике смертной плоти, и, через это, завершение обретения полновластия в Небадоне.
       2. Раскрытие Всеобщего Отца смертным обитателям миров пространства-времени и указание тем же смертным более плодотворного пути к лучшему пониманию Всеобщего Отца.

       - Он сошел на Урантию не для того, чтобы стать совершенным и наглядным примером для любого дитя или взрослого, любого мужчины или женщины в ту или иную эпоху. Воистину, в его полной, богатой, прекрасной и благородной жизни мы можем найти многое, что является возвышенно-образцовым и божественно-воодушевляющим, однако это объясняется тем, что он прожил истинно и подлинно человеческую жизнь.
       Иисус жил на земле не для того, чтобы дать всем остальным людям пример для подражания. Его жизнь во плоти была исполнена той же милосердной заботы, какой могут быть отмечены все ваши жизни на земле; и проживая свою смертную жизнь в свою эпоху и таким, каким он был, он вдохновил всех, побуждая нас так же прожить и свои жизни – в свою эпоху и такими, какими мы являемся.
       Вы не можете прожить его жизнь, но вы способны принять решение прожить свои жизни так же, таким же образом, каким он прожил свою жизнь. Иисус может не быть буквальным и исчерпывающим примером для всех смертных всех веков во всех мирах этой локальной вселенной, однако он является вечным источником вдохновения и путеводной звездой для всех паломников, направляющихся к Раю из миров изначального восхождения, в течение всего их продвижения через вселенную вселенных и через Хавону к Раю.
       Иисус является новым и живым путем от человека к Богу, от частичного к совершенному, от земного к небесному, из времени в вечность».