Бог и смерть.
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on facebook
Share on whatsapp
Share on telegram

(ответы на вопросы к подкасту: «Смысл смерти»)

— почему одни живут до старости, а другие уходят в детстве или в самом расцвете?

— в чем смысл такой, например, смерти (реальный случай): мать пятерых маленьких детей выходит за хлебом и ее насмерть сбивает машина. Или: ребенок, чудом зачатый в благополучной семье, болеет в детстве, но поправился. Вырос, пошел служить в армию и подорвался на снаряде.

— есть те смерти, которые причиняют невероятную и нескончаемую боль оставшимся. Зачем Бог так испытывает? Оставшихся, да. В чем смысл?

— про возможность встречи «там» расскажите!

На мой взгляд, в основе ваших вопросов лежат три искажения в восприятии реальности:

1. Не точное понимание того, что мы называем «волей Бога»;

2. Не корректное отношение к смерти;

3. Неверное представление о характере отношений создания и Создателя.

Пойдем по порядку:

1.Мы живем в постоянно эволюционирующем мире, он развивается от несовершенства примитивного животного общества к совершенству высших форм развития цивилизации.

В любом несовершенстве не работает принцип непрерывности причинно-следственных связей. Этот принцип, который очевидно прекрасно работает в совершенных реальностях, дает сбой, «натыкаясь» на случайности нашего эволюционного мира.

Наш мир полон таких случайностей, — мы просто барахтаемся в них, вследствие этого считать, что каждое событие происходящее в нашей жизни привязано к исполнению «воли Бога», — будет неверным.

Воля Бога всегда действует в отношении тотальности, но не всегда в отношении индивидуальности, это означает, что Бог решает задачу сохранения человека в вечности, что не подразумевает его сбережения на этапе движения в эту вечность.

Заботой вечного Бога является наша вечная жизнь, то есть переход в посмертие каждого из нас, а не продление до среднестатистической продолжительности земной жизни того или иного человека.

Эта задача решается «страховкой», предоставляемой любому человеку, достигшему возраста 5-6 лет в виде относительно легкого воскрешения*, и пускай сейчас поднимут шум все атеисты и клирики, я скажу утвердительно: воскресают практически все.

Именно такое «необусловленное» воскресение компенсирует трагические последствия внешних обстоятельств или пагубные для жизни решения самого человека. То есть, мы можем случайно погибнуть для нашего времени, но мы не можем случайно умереть для вечности, это было слишком расточительно и глупо.

И так, воля Бога, касаемо физической смерти человека, заключается в обеспечении нам возможности продолжения пути    вне зависимости от обстоятельств ухода из жизни.

2. В культуре нашей цивилизации существует однозначно негативное отношение к смерти, как к чему-то окончательному и непреодолимому, причём надо говорить именно об отношении к этому феномену, так как про сам феномен мы практически ничего не знаем. На аргументы скептиков по поводу «жизни за гробом» на уровне: «откуда вы знаете, что там что-то есть, ведь оттуда никто не возвращался», — можно спокойно отвечать: «действительно оттуда никто не возвращался, тогда откуда вы знаете, что там ничего нет».

Я предлагаю исходить из соображений разумности и эффективности мироздания, которая исключает такое бесполезное и бесперспективное занятие, как постоянное удобрение одной из «экзо»-планет компостом из существ, способных нести в себе нравственное начало и осознавать как своё происхождение, так и своё предназначение.

Я все время сравниваю смерть с «лежачим полицейским», которого надо спокойно переехать, зная, что впереди прекрасный участок дороги.

Действительно, смерть, это трагедия не для тех, кто уходит, а для тех, кто остается, но это трагедия нашей не посвященности, нашего неверия.

Отношение к смерти, одно из универсальных мерил уровня развития цивилизации, в этом отношении – мы дикари.

3. Нам крайне тяжело расстаться с представлением о том, что где-то наверху сидит «дядька», который всем рулит, раздает команды, управляет, исправляет и наказывает, — в общем следит за порядком. Я бы не стал пускаться в рассуждения по поводу того «что» делает Бог, — Бога, до конца мы, познать не можем, хотя Он и познаваем, — я бы сделал акцент на том «как» он это делает.

Истинный Творец всегда служит своему творению, и Бог служит «тому», что Он сотворил, — именно служит; добавьте к этому служению представления о Боге, как о любящем Отце, и о человеке, как о сыне Бога, которыми поделился с нами две тысячи лет назад его сын Иисус Назарянин; присовокупите к служению любящего Отца,  Его решение о предоставления бессмертия своим детям, и  тогда вы получите: исполняющего свою волю, любящего родителя, который, служа своим созданиям, бесконечно раздвигает границы их существования, предоставляя им возможности для бесконечной самореализации.

Бог – Отец, а мы – Его дети.Бог не играет с нами в Отца, и не проявляет себя как отец, он является Отцом всего сущего.

И Он не держит в неведении своих детей относительно чувств к ним и их положения в Небесной семье. Он не заставляет их беспокоиться относительно места в своём любящем Отцовском сердце и уготованному для них будущему (см. пост Предназначение человека).

Как и любой «родитель» Небесный Отец старается довести каждой свое земное дитя до возраста принятия осознанного и ответственного решения. Такое решение о продолжении или прекращении своего пути мы в этой жизни принять не можем: мы слишком многого здесь не видим, и мы слишком мало знаем о себе.

Для этого нам и дано посмертие, в котором раскрываются все горизонты будущих свершений, и дается представление о заложенных в нас потенциалах.

Чтобы воспользоваться возможностью сделать свой выбор, то есть выйти в посмертие, воскреснуть, — не нужно делать ничего сверхъестественного, мы малые дети и задачи нам даются по силам. Требуется только не превратиться в животное, проживая человеческую жизнь и не отрицать Того, кто нам эту возможность дает. 

Воскрешение не аналог Восхождения, то есть воскреснув, можно принять решение не двигаться дальше, тогда вторая смерть, — свободная воля в мироздании священна. Такие случаи – не редкость.    

У Отца нет «первых» и «последних»; Его любовь, — нелицеприятна; Он любит всех, а не только «правильно» верующих.

И Его любовь к своей семье, как к единому целому, основывается на сильном чувстве к каждому члену этой семьи.

 Он любит нас не за жертву, ни за молитву и не за служение, а за то, что мы Его дети,и, как любой любящий отец, Он не отказывается от своего ребенка, даже если тот его знать не хочет.

Вот в такого Бога верил Иисус, в такого Бога верю я.

Что касается вашего вопроса относительно встречи «там» со своими близкими, то это, пожалуй, самое последнее, о чём надо беспокоиться. Встреча, конечно, будет.

Первое, что мы делаем после воскрешения, торопимся в архивы, чтобы узнать о судьбе наших близких, — это обычная и понятная реакция. Те, кто нас встречают, это понимают и всячески содействуют.

Но есть нюансы. Можно воскреснуть «третьим сроком» (грубо, на третий день), можно попасть под тысячелетнее воскрешение (через тысячу лет после смерти), а можно воскреснуть в конце эпохального периода или специальным воскресением. И хотя для умершего человека, субъективно, время останавливается (закрыл глаза – открыл глаза), реально между смертью и воскрешением может пройти значительное время.

Я это к тому, что если вы воскресли «третьим сроком», то не факт, что сможете сразу встретиться с теми, кто умер до вас, просто они могут воскреснуть позже вас, скажем в конце эпохального периода. Но у вас будет возможность их подождать.

Бог, наш Отец, и то, что не вписывается в семейный характер отношений между созданием и Создателем, смело отодвигайте в сторону.

Это мой совет вам, совет, за который я отвечаю.

*воскрешение детей, не достигших этого возраста, происходит в особом режиме (см. пост: Душа. Что-то новое…)

 Желающие могут послушать подкаст: «Смысл смерти».

_______________

С ответственностью за каждое слово и без какой-либо претензии на авторство.

Последние записи

Бог и смерть.

(ответы на вопросы к подкасту: «Смысл смерти») — почему одни